Любовью вел к вечной любви

Любовью вел к вечной любви

3 Декабря 2017
Любовью вел к вечной любви Памяти архиепископа Алексия (Фролова; †3 декабря 2013 г.)

В предпразднство Введения во храм Пресвятой Богородицы – годовщина со дня преставления ко Господу архиепископа Костромского и Галичского Алексия (Фролова). Публикуем фрагменты книги воспоминаний о приснопоминаемом архипастыре.

Архиепископ Костромской и Галичский Алексий (Фролов) Архиепископ Костромской и Галичский Алексий (Фролов)

Святитель Божий

Блаженнейший митрополит Киевский и всея Украины Онуфрий:

– Я знал владыку Алексия еще из стен Московских духовных школ, когда он был студентом Московской духовной семинарии и академии. Мы были в очень хороших отношениях с ним. Он был такой духовный, боголюбивый. Он уже в те свои юные годы показывал, что он будет великим человеком. И он действительно стал таким. Святитель Божий. Это такой архипастырь, который является примером для нашей Церкви. Он любил Бога. Был подвижник. Любил свою паству и этой любовью вел людей к той вечной любви, которой является наш Бог.

Воспитанник старцев

Епископ Каменский и Алапаевский Мефодий (Кондратьев):

– Сначала я познакомился и даже подружился с его духовными чадами. Я тогда уже часто останавливался в Новоспасском монастыре. Потом, когда отец Иоанн (Крестьянкин) в силу своего возраста попросил меня найти себе другого постоянного духовника, у кого бы я мог окормляться, я все думал: «К кому обратиться? Куда податься?» И вдруг понял, что я практически уже время от времени живу в Новоспасской обители, близко и очень органично общаюсь с духовными чадами владыки. Поэтому я подумал и вдруг сказал своим друзьям:

– А вы не спросите владыку Алексия насчет меня? Может быть, он посмотрит на меня, пообщаемся с ним?

Владыка пригласил меня на беседу и не отказался после отца Иоанна (Крестьянкина) быть моим наставником. Он всегда был собранным, внешне строгим. Настоящий воспитанник старцев. Это очень импонировало. Я сам прошел эту школу, и те ответы, которые он мне давал, очень легко ложились на сердце, у меня не было диссонанса с тем, что мне ранее говорил отец Иоанн (Крестьянкин).

Единственный аргумент

Митрофорный протоиерей Николай Балашов, заместитель председателя отдела внешних церковных связей Московского патриархата, настоятель храма Воскресения Словущего на Успенском Вражке в Москве:

– Часто мы соприкасались с владыкой Алексием, когда он возглавлял Синодальный отдел по монастырям и монашеству. Тогда время от времени вставал вопрос о рассмотрении прошений, которые поступали из-за рубежа ‒ просьбы заключалась в том, чтобы прислать туда монахов из России. Тогда эти инициативы не получили особого продолжения и распространения. Когда я обратился к владыке Алексию, его ответ заставил меня задуматься. После некоторой паузы он сказал:

– А как вы думаете, отец Николай, какова воля Божия по этому вопросу?

Мне было трудно ему отвечать. Но сама постановка вопроса была для меня значительным явлением. Я действительно поймал себя тогда на том, что я не могу сказать владыке Алексию: «Владыка, так нужно сделать, потому что так хочет Бог». А другие аргументы для него были неубедительны.

Ненасилие над личностью светской

Митрополит Истринский Арсений (Епифанов):

– Владыка Алексий ‒ замечательный, глубоко верующий архипастырь. Усердный служитель алтаря Господня и созидатель добрых начинаний. Сколько молодежи привел в Церковь, сколько военных! Все собирались вокруг Новоспасской обители. Это его заслуга. Его обаяния, простоты, духовных бесед. Не-на-си-лие над личностью светской – вот это главное!

Тебе – подарок!

Сергей Сказкин, певчий хора Новоспасского монастыря:

– С владыкой Алексием наш хор традиционно выезжал в Финляндию, мы там давали концерты духовной музыки. Помню, однажды был уже вечер. После ужина все разошлись. А в пансионатах, где мы останавливались во время тура по городам, всегда были зоны отдыха, где стоял какой-нибудь музыкальный инструмент. Я уединился, сел за пианино: «Дай-ка, – думаю, – что-нибудь сыграю». Слышу: сначала какой-то шум, потом шаги, – понимаю, что много людей приближается! Оказывается, это весь наш хор вошел в зал, все идут ко мне, во главе этой процессии владыка, все переглядываются, кто-то даже не может сдержаться, хихикает… Архиерей, улыбаясь своей широкой улыбкой, подходит ко мне:

– Ну, Сергей, тебе подарок!

– Какой?! – поинтересовался я.

– Благословляю! Ты у нас больше не куришь.

– А-а-а… Владыка, – уточняю, – в некотором роде это, скорее, послушание?

– Это как тебе больше нравится!

И с тех пор я действительно бросил курить.

Поистине Архипастырь Божий

Митрополит Рязанский и Михайловский Марк (Головков):

Мог дать наставление в виде шутки или притчи с глубоким духовным смыслом

– Владыка Алексий был моим учителем, он преподавал у нас в Московской духовной академии историю Древней Церкви. С благодарностью вспоминаю его занятия, преподанные нам духовные уроки. Приходил он всегда в класс сосредоточенный, внимательный, подтянутый. Когда он проводил занятия, то не только делился с нами знаниями собственно по предмету, но всегда старался и духовно назидать нас. Мы, его ученики, это очень ценили. Иногда он мог дать наставление в виде шутки или притчи с глубоким духовным смыслом.

Памятно также его участие в богослужениях. Он был в годы моей учебы старшим диаконом Покровского академического храма, а я там нес послушания сначала пономаря, потом иподиакона. Будущий владыка Алексий всегда был очень сосредоточенным и внимательным, являя пример молитвы и благоговейного отношения к службе.

Потом одно время мы с ним стали реже видеться, а когда он стал уже наместником Новоспасского монастыря, а после принял и епископский сан. Помню его духовно сосредоточенным и при этом внимательным, отзывчивым и гостеприимным.

Люди, которые с ним общались по роду своего служения или стекались к нему в обитель, всегда получали от него духовное утешение. Поистине Архипастырь Божий.

Друг

Протоиерей Георгий Глазунов, настоятель храма преподобного Сергия Радонежского села Эманнуиловка Рязанской митрополии:

– Владыка Алексий, еще будучи иеродиаконом, приезжал с владыкой Ионой, тогда еще архимандритом, к нам в Эммануиловку в отпуск. Иногда со мной служил тут в храме, – иеродиаконом.

Он духовный человек. Искренне всегда молился Богу. Беседы с ним были наполнены духовным содержанием. Садимся чай пить, а он постоянно старался рассказать что-то душеполезное. Это настоящий друг, хотя архиереям трудно дружить с кем-либо, но он, по своему подлинно христианскому, не знающему превозношения устроению души, мог.

Мы с ним и на речке купались. Он был простой. Купил тогда себе здесь велосипед (он и сейчас у нас) и странствовал тут по вышенским весям. Отдыхал. Они и вместе с отцом Ионой (митрополитом Астраханским и Казымякским, ныне на покое) вместе колесили.

Я к нему и в академию приезжал. О нем там всегда были отзывы очень хорошие. Посидим там в его келлии, чай попьем, побеседуем. Как с ним хорошо было.

«Чтобы тебе не было скучно»

Матушка Лидия Глазунова:

– Владыка Алексий в общении был очень простой и хороший. Когда он гостил у нас, бывало, позавтракает, я остаюсь посуду мыть да обед готовить, картошку начну чистить, овощи мыть, – так он не уйдет, пока я там вожусь и готовлю! Что-то мне рассказывает. Я говорю:

– Отец Алексий, да вы езжайте, природой насладитесь...

– Я с тобой, чтобы тебе не скучно было, а потом уже поеду.

Только когда я готовку закончу, начну с детьми заниматься, он брал свой велосипед и ехал кататься. В его беседах, конечно, было что послушать. Он много со старцами общался: с глинскими и не только.

Он очень любил Россию

Он очень любил Россию. Ездил как-то куда-то за границу: в Финляндию, в Канаду, показывал нам потом слайды.

– Но мы, матушка, там бы жить не смогли! – сказал однажды.

– Почему?

– Не можем мы так жить, мы русские.

У них там все, как я поняла по его рассказам, шаблонное. Он доходчиво для меня попытался объяснить: «Вот представь, – говорит, – женщины там ничего сами не готовят, все продается в магазинах в виде полуфабрикатов». И также взаимоотношения между людьми там выстраиваются, точно по каким-то заданным лекалам. Русскому человеку все там кажется пустым, напускным и бессмысленным.

От богослужения – и Богоявление в жизни

Анна Никифоровна Генералова, сотрудница в 1980-1992 годах Издательского отдела Русской Православной Церкви:

– Любви у него много было. Большое сердце. Он нас назидал. Всех утешит. Обязательно каждому какой-нибудь подарочек даст. Книжечку подарит.

По его молитвам, при его участии на душе водворялся мир

Он всегда старался утешить. Причем как-то незаметно. На службах. Он не ставил себя в центр этого духовного события ‒ преображения человека из тоски и подавленности в радость. Все точно происходило само собой. Однако по его молитвам, при его участии на душе водворялся мир.

Помню, были мы, владыка, его племянница Вера и я, как-то у сестер-стариц Анисии, Матроны и Агафии в Ялтуново – это на Рязанщине. А сестры нас вдруг благословили идти пешком до Черняево. Владыка-то (тогда он был архимандритом) мог уехать на машине, но отправил водителя на ней одного, а сам послушался, и мы втроем пошли пешком. Он тут же затянул:

– Благословен Бог наш...

Так и пели по пути молебен. Начался ветер, потом тучи собрались, а как дошли мы до дома, дождь рекой хлынул! А до этого уже долгое время была засуха. Ощущалось, как по его молитве была явлена милость Божия. Все уже в округе измаялись в ожидании дождя, вроде и появится какая-то тучка, но ни капли, – так и рассеется. А потом после этого ливня радуга красовалась – все было очень торжественно. От богослужения – и Богоявление в жизни.

«Ты уж сам благослови»

Протоиерей Сергий Правдолюбов, член Синодальной богослужебной комиссии, настоятель храма Живоначальной Троицы в Троицком-Голенищеве:

– 12 лет назад мне позвонили из лавры и сказали:

– Отец Сергий, с вами хочет поговорить владыка Алексий.

Он мне сказал:

– Отец Сергий, мы приглашаем вас работать в богослужебной синодальной комиссии.

– Владыка, – отвечаю, – я с удовольствием принимаю ваше предложение, но пока я у своего духовника, отца Иоанна (Крестьянкина), не спрошу, я не могу дать никакого ответа. Я ему сегодня или завтра позвоню, а потом вам сообщу.

Я позвонил в Печоры, отцу Иоанну сказали, он подумал-подумал, а потом и говорит:

– Пускай занимается! Там такие хорошие люди собрались в этой комиссии!

Я владыке так и передал:

– Дорогой владыка, – говорю, – отец Иоанн так и сказал, что уж больно хорошие люди собрались...

Он был так доволен! Да! Комиссия такая, что в ней можно работать. Он был очень рад.

Помню, однажды собрались мы на заседание богослужебной комиссии, а у меня фотографии на ноутбуке для проецирования их через проектор не открываются. Нажимаю кнопочку на мышке, а ничего не происходит...

– Владыка, – говорю, – что делать? Может быть, вы благословите, и откроется?

А он отвечает:

– Отец Сергий, а если я благословлю и не откроется, будет тогда урон архиерейскому благословению. Ты уж сам благослови.

– Хорошо, владыка.

Я перекрестил, и файлы открылись!

– Владыка, смотрите, открылись!

А он говорит:

– Ну и что.

А ведь могли бы и не открыться, но открылись. А это же он помолился и дал благословение! Только через меня. Было очень удивительно.

Те несколько лет, которые мы вместе в комиссии трудились, я бы сказал, были лучшими годами, потому что это годы, освященные личностью дорогого владыки. По полученному в общении с ним духовному и молитвенному опыту ‒ это бесценное время.

Такие разные и в чем-то похожие монахи и архиереи

Митрофорный протоиерей Владимир Чувикин, ректор Перервинской духовной семинарии, настоятель Патриаршего подворья храмов Николо-Перервинского монастыря в Москве:

– Мы были знакомы с будущим владыкой Алексием с 1970-х годов, я про него не могу сказать, чтобы он был общительным, скорее, замкнутым и целеустремленным. Поэтому и выбрал монашеский путь.

По семинарии я не помню, чтобы будущий владыка Алексий был таким шебутным, как, например, нынешний митрополит Казанский и Татарстанский Феофан (Ашурков). Того всегда было слышно: он такой был веселый, шутил постоянно, разыгрывал всех, озорник был. Хотя тоже пошел по монашеской стезе. Уже даже будучи архиереем. Помню, мы поехали в Питер. Нас там встречали на Карповке в монастыре. Сестры настелили ковров, они новые, чистые, мягкие такие. Он их как увидел, так с детской непосредственностью и повалился на них! Полежал. Такой помню эпизод. Владыка Алексий совсем другой человек: строгий, чинный.

При этом, даже будучи уже архиереем, он оставался в общении очень простым человеком. Не кичился, не превозносился своим положением, саном. Так и сейчас его преемник в синодальном отделе по монастырям и монашеству, владыка Феогност (Гузиков), – строго служит. Не любит подчеркивать архиерейские отличия. Иногда назначит богослужение на 8.00 часов, а сам за час до начала в 7.00 приедет, ходит тихо один вокруг храма, молится. Не любит, как и владыка Алексий, пышных встреч и обильных застолий: букетов, дорожек, отмашек, чтобы начинали звонить в колокола. Им по душе то, что просто.

Он оставил в моем сердце свет

Митрополит Тамбовский и Рассказовский Феодосий (Васнев):

Часто приходилось наблюдать, как он благоговейно относится к богослужению

– Когда я учился в семинарии, будущий владыка Алексий был еще иеродиаконом, он постоянно служил в Покровском академическом храме. Его можно было увидеть буквально на каждом богослужении. Мне всегда нравились его службы. На нас, молодых семинаристов, его образ оказывал самое благотворное впечатление. Часто приходилось наблюдать, как он благоговейно, внимательно относится к богослужению. Он очень по-доброму наставлял молодых диаконов, которые рукополагались при академическом храме. Я в это время был приглашен владыкой Александром (Тимофеевым), тогдашним ректором академии, иподиаконствовать у него, поэтому на богослужениях мы постоянно находились вместе. Его образ молодого ревностного служителя надолго запомнился.

Потом он уже как паломник приезжал в Иерусалим, где я тогда был начальником Русской Духовной миссии. Когда его назначили восстанавливать Новоспасский монастырь, мы также время от времени встречались. Во время этих встреч наши воспоминания зачастую переносили нас в альма матер – туда, где мы в начале нашего пути познакомились. Владыка был очень добрый, всегда сосредоточенный человек. Он оставил в моем сердце свет.  

Подготовила Ольга Орлова

3 декабря 2017 г.

НаверхНаверх