Богословствование в яме

Богословствование в яме

5 Июля 2019
Богословствование в яме

Александр Богатырев

– Та шо там Баден-Баден.

Эту фразу я услыхал из уст грузного мужчины с торсом, густо обсыпанным пятнами псориаза, и красными псориазными «эполетами» на широких плечах. Сидим мы втроем: двое мужчин и женщина – в неглубокой яме шириной 3 на 4 метра. Из бетонной стены резво бежит ручеек живительной воды, о лечебных достоинствах которой идет речь.

– Тут вся таблица элементов Менделеева. Такой воды нет ни в Европе, ни на всем Кавказе. Я двенадцать лет каждое лето приезжаю на десять дней, и мне на целый год хватает. В прошлом году привезли сюда одного мужика. Его на руках в воду спускали. А через неделю своими ногами пошел.

Потом заговорила пожилая дама в легкомысленном купальнике. Перечислила заболевания, от которых народ избавляется с помощью этой воды: и болезни суставов, и кожные, и нервные. Я слушал вполуха, с опаской глядя на шелушащиеся пятна на ее локтях, и думал: «Не подхватить бы чего-нибудь из перечисленного».

Мужчина, узнав о том, что я погрузился в эти чудотворные воды в первый раз, рассказал о том, как хозяин водолечебницы забетонировал бассейн – предшественник нашей ямы, вывалив в него 9 кубометров бетона, но люди вскоре пробили стену и позволили воде выливаться туда, где мы и сидим.

– Не хочет, чтобы народ лечился бесплатно, а хочет, чтобы все платили за ванны. А еще он, чтобы отпугнуть народ, распространяет слухи о том, что в эту яму сливают воду из душа и ванн, вместе с химической обработкой после каждого клиента. Так что вода загрязнена всякой дрянью. Но это неправда. Источник бьет постоянно, а после того, как заполняют емкости для нужд лечебницы, излишек отводится в это место. Эта труба ни с какой канализацией не связана. Иначе бы и клинику закрыли, и хозяина на миллионы оштрафовали. Вода чистая. Только не сиди больше 20 минут.

С этими словами он и наша соседка покинули природную ванну, облюбованную трудовым народом, у которого месячная пенсия меньше стоимости курса водолечения. А я несколько минут оставался в одиночестве, созерцая зелень травы, серебристые кроны тополей и ярко-голубое, без единого облачка, небо. Стрижи и ласточки с пронзительным писком расчерчивали его голубизну. Бабочки порхают, кузнечики стрекочут. Красота! Разве можно сравнить это с лежанием в ванне и созерцанием стен, выкрашенных казенной голубой краской…

Но недолго мне удалось полежать в одиночестве, наблюдая за стремительно носящимися над головой маленькими созданиями с серповидными крылышками и расщепленными хвостиками.

Неожиданно с левой стороны купальни в воду спрыгнул молодой человек. И на нем были пятна, украшавшие его предшественников. Эти пятна нелепо смотрелись на атлетическом теле.

Молодой человек поздоровался, назвался Олегом и погрузился в воду, оставив на поверхности довольно симпатичное лицо. С минуту он рассматривал мой нательный крест и неожиданно спросил: «Вы что, в Бога верите?» Я утвердительно кивнул. Олег усмехнулся, покачал головой и стал пересказывать содержание баек об архиереях и любви некоторых известных персон к мамоне и всякого рода греховным усладам. Я перебил его и попросил рассказать о достоинствах жидкости, в которой мы пребывали.

Олег сообщил, что это его шестое посещение местных вод. Потом усмехнулся и сообщил, что тоже когда-то был верующим человеком.

– А почему был?

– Раньше верил, а теперь нет. А что толку? Я молился, молился, а Бог меня не излечил от псориаза.

– А эта вода помогает?

– Помогает.

– А кто создал этот источник? Вы не подумали о том, что Господь внял вашим молитвам и открыл место, где вы получите исцеление или частичное облегчение? Слепорожденного Господь тоже исцелил не сразу. Сначала сделал брение, потом помазал ему глаза и повелел омыться в купели. Вот и вас Господь послал в купель.

– Я не верю в поповские сказки. Еще неизвестно, кто написал Евангелие.

– Как не известно? Матфей, Лука, Марк и Иоанн.

– Это церковники утверждают. Я им не верю. И в Бога не верю.

Тогда я стал перечислять имена знаменитых ученых, веровавших в Бога. Поскольку беседовали мы в воде, я напомнил ему о Паскале (Олег помнил это имя) и рассказал ему о том, что этот господин из атеистического школьного учебника был богословом (равно как и Ньютон). Олег стал горячиться и уверять, что во времена Паскаля наука не знала того, что известно теперь каждому школьнику, и что если бы Паскаль знал о первовзрыве, после которого все и произошло, то с легкостью отказался бы от своего богословия. Тогда я попросил проследить цепочку от первовзрыва – даже не до человека и не до кружащихся над нами ласточек, а хотя бы до червя. Или до вишни и шелковицы, растущих в этих краях в изобилии. Олег стал бормотать что-то маловразумительное о природе. Дескать, все создала природа.

– А что такое природа? Совокупность камней, гор, морей и деревьев? Но ведь они тоже кем-то созданы. Вы верите в то, что все это составляет коллективный разум, который придумывает и создает и ласточек, и червя, и человека. Так?

Олег немного подумал и упрямо произнес: «Я все равно в Бога не верю».

От поиска очередного аргумента меня освободил чей-то голос.

– Ну и дурак. Только дураки в Бога не верят.

Этот аргумент оказался сильнее моих.

Его автор – голый по пояс молодой цыган. Олег вскинул голову и гневно посмотрел на него. Мне показалось, что он готов выскочить из воды и наказать грубияна. Но нет. Не выскочил. Только пробурчал: «За дурака схлопотать можешь».

Цыган засмеялся, скинул штаны и лег в воду рядом со мной. На его груди сверкнул серебряный крестик.

– Это вам, русским, вбили в головы, что Бога нет, а мы, цыгане, Бога чувствуем. Чего нужно доказывать, когда все вокруг (он театрально провел рукой по всему видимому окоему) Бог сделал.

– А зачем же вы, если такие верующие в Бога, колдуете и гадаете? – возмущенно проговорил Олег.

Цыган снова засмеялся:

– Мы не гадаем. Я коней развожу, а батька мой кабачки у народа скупает и оптом сдает. А гадают – так это потому, что народ в Бога перестал верить. Безбожники сами хотят, чтобы им погадали. Вон, и по телевизору показывают «Битву экстрасенсов». Спрос определяет предложение.

Пришел цыган и без всяких риторских приемов урезонил безбожника

К сожалению, на этом богословский спор оборвался. К яме подошла большая группа женщин. Я исчерпал положенный лимит пребывания в воде и покинул Богом зданные термы. Они, конечно, не очень походили на римские, в которых патриции предавались обсуждениям политики, философским спорам и беседам на высокие темы. Зато в нашей произошло то, что не могло ни при каких обстоятельствах произойти в Риме. Пришел цыган и без всяких риторских приемов урезонил безбожника.

Вечером хозяйка дома, в котором я остановился, сказала, что ждет приятельницу: «Она тоже писатель и очень интересный человек». Интересный человек не заставила себя ждать. Вошла женщина лет сорока, с широчайшей улыбкой на круглом лице, и с порога заявила, что хочет показать мне свои стихи, а заодно поговорить «о вере в Иисуса». Стихи оказались неплохие, и можно было подумать, что вышли они из-под пера вполне православного автора. Но как только мы приступили ко второму пункту ее программы, то сразу стало понятно, что разговор не получится.

– Скажите, а почему вы нарушаете четвертую заповедь – не чтите субботу? – не переставая улыбаться, вопросила поэтесса.

– Как не чтим?

– Да так. Сказано в Библии, что нужно чтить субботу.

– Суббота – шабат – это день покоя. Мы чтим его. Бог творил 6 дней, а на седьмой отдыхал от трудов своих. И человеку велел 6 дней трудиться, а седьмой посвятить Господу Богу. Это значит – не лежать на печи, а ходить в Церковь, молиться и совершать дела любви. Вот так мы чтим День Господень.

– Да, но это вы делаете в воскресенье. А нужно в субботу. Так сказано в Библии.

– Воскресенье – это и есть субботствование – день, отданный Господу Богу. Воскресеньем назван день в честь самого главного события в человеческой истории – Воскресения из мертвых Господа нашего Иисуса Христа. Этот самый великий день и есть то, что иудеи называют субботой. Вы верите во Христа?

– Конечно, я верю в Иисуса. Я адвентистка седьмого дня. Седьмой день – это суббота, а у вас седьмой день – воскресенье. А написано: «чти субботу, а не воскресенье».

– Мы так можем ходить по кругу до утра.

– Посмотрите, в календаре написано: суббота. И мы ее чтим.

– В каком календаре? По какому стилю? Юлианскому, Григорианскому, может, по иудейскому, или начнем летоисчисление от какого-нибудь римского кесаря? Не календарный день важен, не название его, а соблюдение Закона: почитать День Господень. Иисус Христос обличал фарисеев. Они и Ему ставили в вину, то, что Он не чтил субботы, а исцелял в этот день. Они не увидели того, что перед ними – Господин Субботы, Тот, кто, как Второе Лицо Святой Троицы, создал мир и дал людям Закон, в котором повелел почитать Субботу. Он творил дела любви, потому что был Богом, а фарисеи требовали, чтобы Он формально соблюдал им же данный Закон. Так что не нужно уподобляться фарисеям. Они требовали этого от Иисуса Христа, а вы требуете от нас, не понимая, что означает Суббота. Господь заповедал нам не букве следовать, а Духу.

Поэтесса довольно долго сидела молча.

– Хорошо, я буду думать. Но если я признаю вашу правду, то тогда зачем я рассорилась с детьми? Они у меня баптисты и считают меня предателем. Я ведь ушла от них.

– Ну, тут уж я вряд ли смогу рассудить прю баптистов с адвентистами. Желаю вам помириться с детьми и совершить еще одно «предательство». Уходите от адвентистов и переходите поскорей в Православие. У нас вера без искажений. Все новые деноминации далеко не новы. Все это было отвергнуто еще в первые века.

Адвентистка еще раз пообещала подумать, и мы распрощались

Адвентистка еще раз пообещала подумать, и мы распрощались.

На следующее утро в «термах» Господь послал мне очередное испытание. Моим соседом оказался шестидесятилетний последователь какой-то неоязыческой веры. Для начала он поругал евреев, давших нам неправильную веру «с культом смирения и кротости». А все для того, чтобы лишить нас исконной славянской лихости и силы, закабалить и лишить понимания необходимости борьбы. Потом он показал свои язвы и сообщил, что это «ему сделала» родная племянница с помощью невероятно сильной «бабки» (сиречь ведьмы). 20 лет ушло на то, чтобы отыскать более сильную бабку. Нашел, слава Богу. Он заговорщицки понизил голос и пообещал дать адресок этой бабки.

– Она мне и сказала: «Тебе сильная колдунья сделала. Очень трудно будет с ней вести войну». Но обещала победить.

– Что же вы от одной колдуньи к другой пошли? Если она обещает победить злодейку, наславшую на вас порчу, значит, ее злодейство сильнее. Вы от одной ведьмы попали к другой. Очевидно, и ваша болезнь – результат того, что вы связались с нечистой силой. Надо не по бабкам ходить, а в Церковь.

– Не надо мне вашей Церкви, – буркнул он и отвернулся.

Еще через день в том же месте ко мне пристал баптист. Он с сокрушением сердечным стал рассуждать о великой беде православного народа – незнании Библии.

– Нужно постоянно читать и изучать Слово Божие. А ваши митрополиты были против издания Библии для народа. Захватили монополию на знание Слова Божьего. Не хотели, чтобы весь народ мог знать.

– Да не против того, чтобы народ знал, а чтобы не появились лжеучители и всякого рода еретики.

– Какие еретики? Главное – образование.

– Кто же спорит? Но образование – это воспитание в человеке образа Божьего, а не болтовня на сакральные темы. У нас во время каждой литургии раскрывается смысл прочитанного отрывка из Евангелия и апостольского чтения. Почти при каждом храме есть воскресные школы для детей и для взрослых. Конечно, после стольких лет гонения на Церковь и обязательного атеизма требуется просвещение народа. В семинариях и духовных академиях очень основательно изучают Библию, Церковное Предание, основы Православной Веры, библейскую историю, нравственное богословие и прочие науки.

– Это не то. Какое предание? Это люди выдумали. Всего этого нет в Евангелии.

Он выскочил из нашей ямы и побежал в сторону стоящего неподалеку «форда». Через минуту вернулся с тонкой книжицей в руке, сел на землю и, опустив ноги в воду, торжественно произнес: «Вот книга. Мы верим только в то, что в ней написано».

– Это Евангелие издательства «Гедеоновых братьев»? – спросил я.

Он удивленно кивнул.

– А какой год издания?

– 1985.

– Значит, вы верите в то, что написано в книге, изданной (кстати, с большими ошибками и искажениями) через 2000 лет после окончания земной жизни Господа нашего Иисуса Христа?

– Да, верим.

– А почему не верите вошедшим в Предание тысячам свидетельств людей, живших во время Христа и в первые века после Его восшествия на Небо?

– А зачем нам в это верить? Знаете, недаром говорят – «врет, как очевидец». Это все людское. Мы верим только в то, что написано в Евангелии и Ветхом Завете. А вот вы Ветхого Завета совсем не знаете.

– Мы знаем Ветхий Завет. Просто после того, как свершилось чаяние народа Израильского, и пришел в мир Спаситель-Мессия, и дал Новый Закон, все внимание, естественно, перенесено на исполнение этого Закона.

– Но если вы не будете изучать Слово Божие, то как вы будете его исполнять? Вот, мы изучаем. У нас есть наставники.

– А почему вы верите этим наставникам, а не учителям Церкви и святым отцам Семи Вселенских Соборов?

– Потому что мы их не знаем, а наших наставников знаем. Жизнь изменилась. Нам не нужно это старье. Мы современные люди и должны понимать Слово Божие по-современному.

– Ну, если вы отвергаете двухтысячелетний опыт Церкви, совершенно его не зная, то я почту и себя отверженным и покину ваше общество. Искренне желаю вам изучить Слово Божие в святоотеческом свете.

Не знаю, чем я провоцировал споры на религиозную тему. Практически каждый день я уходил из водной ямы после беседы с очередным еретиком. Даже когда я отшучивался, пытаясь уклониться от нападок очередного знатока «истинной веры», случалось что-то совершенно неожиданное. На восьмой день «пребывания на водах» пожилой армянин, признавшийся, что не знает армянского языка, поскольку родился и всю жизнь прожил на Украине, стал доказывать, что армянская вера лучше русской, потому что Армения приняла христианство на 6 веков раньше Руси. Я не стал рассказывать ему о дохалкидонских Церквях, к которым принадлежит Армянская Церковь, и о том, чем погрешили монофизиты против Православия, а просто в шутку спросил, может ли он прочитать наизусть Хаир Мэр.

Практически каждый день я уходил из водной ямы после беседы с очередным еретиком

– Это что такое? Армянская мать?

– Нет. Это Отче Наш на грапаре – древнеармянском языке.

Он смутился и стал упрекать меня в плохом произношении. Я искренне извинился и, еле сдерживая смех, рассказал ему, что за прошедшую неделю в этой заполненной многоцелебными водами яме имел удовольствие пообщаться со многими деноминациями. «Только буддистов не было и строобрядцев». Не успел я закончить свои извинения, как перед нашими взорами возникла чудесная компания: пожилая женщина в платье до пят, с надвинутым до бровей платке, молодая (очевидно, ее дочь) – в подобном одеянии, две девочки лет трех-четырех и мужчина лет 30 с бородой по пояс. Женщины вошли в воду в платьях, детки в трусиках, а мужчина – в сатиновых трусах советского кроя. На сей раз смех было удержать невероятно трудно. Я отвернулся, смахнул слезу и, не выдержав искушения, обратился к главе семейства: «Вы, очевидно, исповедуете древле-Православие». Мужчина с беспокойством посмотрел на тещу и ничего не ответил. Я стал извиняться.

– Прошу прощения. Наверно, это бестактно с моей стороны, но в этой яме происходят странные вещи. Как только люди погружаются в воду, сразу начинают говорить о вере в Бога. Очевидно, стесняются помолиться, но чувствуют, что нужно заранее поблагодарить Бога за возможное исцеление. Но верят все по-разному. Правда, некоторые вообще не верят, в чем и признаются. А я за минуту до вашего прихода сказал, что в нашей компании не хватает только старообрядцев. А тут сразу вы и появились.

Женщина, которую я мысленно записал в тещи, строго произнесла: «Мы кафолической веры. Не католической, а кафолической».

Смущать старообрядцев не хотелось. Кафолическая так кафолическая. Лишь бы не онкологическая.

Я пожелал им здравия, спасения и избавления от недугов, которые привели их в это замечательное место, и удалился. По дороге я долго размышлял об интереснейшем времени, в котором мы живем, и о том, стоило ли спорить со всеми этими людьми. Апостол Павел даже советовал спорить, дабы выявился искуснейший. А был ли прок в этих разговорах? Или просто поиграли в словесный пинг-понг и разошлись каждый при своем? И было грустно оттого, что не было у меня любви к этим людям, а только раздражение и досада оттого, что они не слышат и не хотят слышать того, что может помешать их пребыванию в заблуждении. Очевидно, они увидели во мне только спорщика, перед которым остались верны своим представлениям о том, что истина на их стороне. Но мне почему-то показалось, что адвентистка, обещавшая подумать, действительно подумает и, возможно, увидит несостоятельность своих доводов. Но что удивительно: люди пытаются излечить тело, а все разговоры, так или иначе, сводятся к вопросам духовным, хоть и своеобразно понимаемым. Сколько же развелось толкователей священных текстов, соблазнивших своими губительными фантазиями неопытные души. Не зря многие архиереи и священники в XIX веке были против массового издания Библии. Сложнейшие для понимания тексты могут дать повод к любому нелепому толкованию. Мне рассказывали об одном чудаке, который фразу «Бог есть огонь поядающий» (Евр. 12, 29) понял буквально и стал истовым огнепоклонником. Он узнавал от знакомого пожарного, где и что горит, и мчался на пожар. Глядя на пламя, он падал на колени и, воздев руки, с молитвой обращался к огню, как к Богу. Закончил свои дни он в сумасшедшем доме и был уверен, что страдает за истинную веру.

Душа русского человека, хоть и замутнена долгим принудительным атеизмом, но все равно ищет Бога

Мой опыт бесед в кубанских целительных водах показал, что народ наш только в телевизионных шоу хохочет над дурными шутками, а в реальной жизни, где бы ни находился, говорит о главном. Душа русского человека, хоть и замутнена долгим принудительным атеизмом, но все равно ищет Бога. В какой другой стране люди стали бы говорить о Боге, сидя в яме с горячей водой?! А то, что для русского человека главный вопрос все тот же, вне зависимости от того, верит ли он в Бога или пламенно Его отрицает, обнадеживает: дает надежду на то, что все эти принесенные извне протестантские выдумки будут отвернуты. Уж больно тесно в них широкой душе.

P.S. Каждый из персонажей не придуман. Надеюсь, они получили желаемое исцеление. Недаром же, как выразился один из моих собеседников, Баден-Баден в сравнении с нашими водами отдыхает.

Александр Богатырев

Книги Богатырева Александра в интернет-магазине "Сретение"

4 июля 2019 г.

НаверхНаверх