Надо чувствовать ребенка

Надо чувствовать ребенка

6 Августа 2020
Надо чувствовать ребенка Семейная аскетика

Священник Павел Сержантов

Готового аскетического маршрута – одного для всех семей – не существует

Размышляя над семейной аскетикой шаг за шагом, мы подошли к теме воспитания детей. Прежде чем ей заняться, признаем: готового аскетического маршрута – одного для всех семей – не существует. Аскетику не стоит представлять как отлаженную стандартную технологию производства святых людей. Это искусство быть христианином при всем многообразии современной жизни, с ее простыми и сложными закономерностями, с чудесами, которые выше закономерностей.

Я не претендую на создание универсальной системы семейной аскетики, просто описываю этапы семейной жизни и основные аскетические задачи на каждом этапе. При этом ориентируюсь на аскетическую традицию Церкви.

В жизни конкретных семей этапы варьируются

Предыдущая статья была о том, как молодожены готовятся к рождению детей. А ведь желанная беременность может и не наступить через год после свадьбы. Тогда последовательность событий другая: супруги соборуются, молятся о даровании детей, вверяя себя воле Божьей, обращаются к врачам. И помнят, что по поводу некоторых биотехнологий для бездетных супругов (ЭКО, «суррогатное материнство») Церковь высказала свое предостерегающее слово.

Бывает, что усыновление – это крест самодельный, без Божьего благословения. Самодельный крест люди часто бросают

Проходит еще время, у кого-то рождается ребенок, у кого-то нет. Что тогда? Одни принимают бездетность как свою судьбу, другие берут на воспитание приемных детей. Как варьируются этапы? Вроде бы у приемных родителей просто отсутствует этап беременности и рождения ребенка, сразу идет этап воспитания. Нет, уточним – скорее этап перевоспитания, чем воспитания. А подготовка к родам не просто отсутствует, ее место занимает другой этап с задачей – выбрать и полюбить как своего ребенка, которого «биологические родители» бросили; принять его, сродниться и отсекать помыслы «он ведет себя скверно, потому что не наша кровь».

Похожая аскетическая задача была на этапе выбора невесты и жениха, проверки любви. Супруги, прежде чем взять ребенка в семью насовсем, какое-то время тоже «проверяют»: волонтерствуют в детском доме, общаются с детьми, берут погостить ребенка на неделю в свой дом. Нелишние хлопоты; были случаи, люди усыновляли ребенка, а через какое-то время возвращали в детдом. Ребенок уже получил травму – предательство родителей, и вот вторая травма от приемных родителей. Почему это происходит? – Самодельный крест люди часто бросают.

Родительский подвиг – всегда крест и всегда радость. Бог дает нам спасительный крест, когда мы рождаем и воспитываем детей. Бывает, что взять приемного ребенка в семью – значит понести данный Богом родительский крест. А бывает, что усыновление – это крест самодельный, без Божьего благословения и помощи. Супругам надо всё это взвесить, обдумать, просить у Бога вразумления, советоваться с опытным духовником.

Никакой гаджет не исполнит наш родительский долг

К теме воспитания детей в наши дни трудно подступиться. К старцу Иоанну (Крестьянкину) как-то приехала семья. Старец, увидев детские ссоры братьев, спросил их: «Воюете?» И, обращаясь к их отцу, произнес: «Молись Божией Матери и Ангелу Хранителю, чтобы они козликов переменили в ягнят. Своими силами в наше время воспитать детей невозможно, дух времени влияет на всех».

И еще присоветовал мальчикам: «Прежде чем обратиться к брату своему, попроси разрешения у его Ангела Хранителя»[1].

В наше время традиционное добротное воспитание детей присутствует всё меньше. 100 лет назад на замену патриархальной семье и церковному воспитанию были созданы учреждения с воспитательными задачами в духе радикальной «революционной аскетики». Постепенно радикализм смягчался. Многие родители успокоились: «Детей воспитывают в детском саду и школе. Трудных подростков перевоспитает армия».

Друзья Владимира Высоцкого говорили, что его воспитал московский двор (отсюда его очень мужская поэзия). Была своя «дворовая аскетика»: заступись за слабого; первое слово дороже второго; ябедничать нехорошо; поделись пирожком с товарищем; лежачего не бьют...

У малышей развивается зависимость от гаджетов. Дети отрываются от реального, Богом сотворенного мира

Современные родители воспитаны не столько своими родителями, сколько кинофильмами, телепередачами, Интернет-контентом. Сами живут в гаджетах – и детям вручают их же: «Не приставай к папе». У малышей развивается страсть – зависимость от гаджетов. Дети отрываются от реального, Богом сотворенного мира и отправляются в виртуальные «доброзлые» миры. В наше время большинство детей воспитываются в пространстве массовой культуры, из них выращивают потребителей услуг.

Старцу Иоанну многие родители жаловались на сложности с нынешними детьми. Старец объяснял:

«С детьми было бы проще, если бы они не были в своих устремлениях предоставлены сами себе. Ведь всё можно иметь: и телевизор, и магнитофон, но всё должно быть на своем месте, и ничто не должно обладать нами. А сейчас вещи начинают обладать душами людей»[2].

Очевидное аскетическое правило: не предоставляем детей их неустойчивым желаниям и страстям, занимаемся детьми, не отдаем их на воспитание-растерзание гаджетам. Избегаем родительских грехов.

Я не враг компьютерных технологий. Мне противны обе крайности – технократия («любые проблемы можно решить с помощью современных технологий») и технофобия («увлечение техникой завело нас в тупик, если мы откажемся от электронных технологий, наши проблемы будут решены»). Да, на калькуляторе удобно посчитать стоимость покупок в магазине, быстрее, чем в голове перемножать. Но никакая бытовая техника не даст ребятам полноценного воспитания. Нужны родители, которые будут чувствовать ребенка: что ему сейчас нужно, что он сейчас переживает.

Когда мы начинали семейную жизнь, мы учились чувствовать друг друга, – муж и жена. Потом родился малыш, мы стараемся чувствовать его, задолго до того, как он заговорит. Чувствуем ребенка и пытаемся уловить Божий замысел об этом ребенке. Это основа, на которой строится воспитание. Митрополит Антоний называл эту основу аскетическим термином «созерцание»:

«Христос всегда действовал из глубины созерцания. И созерцание в Нем было совершенной способностью слушать и слышать, смотреть и видеть, и осуществлять… то, что входило в замысел Божий»[3].

Осуществляется замысел Божий словом и безмолвием, действием и воздержанием от действия.

Воспитание примером, но не напоказ

Как мы воспитываем детей? Больше словами. Напрямую и намеками, мягко и резко, по обстоятельствам. Кто-то настаивает, что в исключительных случаях приходится шлёпнуть, кто-то возражает. А ведь самый убедительный, универсальный способ воспитания другой – личным примером.

Помню, лет в 6 повезли меня к бабушке на праздник. Собрались гости, один из них на кухне курил. Я стоял рядом. Дядя увидел мой интерес и отвесил мне несколько спокойных слов о вреде курения, продолжая затягиваться, не без удовольствия. Дядя правильные вещи произнес, однако его живой пример уничтожал его слова начисто.

Теперь я тоже могу сказать дочери правильные вещи: «Перед едой произнеси ‟Отче наш”». Но если ребенок не увидит, что папа сам реально молится, а не воспроизводит механически заученные слова, – то молитва не прилепится к детскому сердцу. Если я молюсь напоказ, перед ребенком, а не перед Богом, то ребенка оттолкнет показуха, фарисейство, ханжество.

Для чего мы воспитываем ребенка?

Самую суть воспитания старец Иоанн кратко обрисовал многодетной матери:

«Воля Божия определила Вам быть матерью четырех витязей, которых вы, а никто другой, должны приготовить к взрослой жизни: дать им понятия о ее цели, о путях, ведущих к цели… показывайте им в жизни следы Промысла… Сейчас не о Боге им толкуйте, а о жизни, которая может быть с Богом или без Бога»[4].

Воспитание готовит детей к будущей жизни, помогает взрослеть. Зрелый человек твердо знает, что у жизни есть цель. Когда полноценного понимания цели у человека нет, тогда 30-летние спиваются, подростки совершают самоубийство. Что несчастным подросткам о жизни объяснили родители? Несчастные родители сами-то понимают, зачем они живут? Воспитующий экранчик детям указывает ложную цель жизни – получать максимум удовольствий при минимуме усилий. И вражий голос внушает подросткам, что подумывать о самоубийстве – «круто», адреналин.

Родители дают объясняют детям главные в жизни вещи, так Бог благословил

Родители дают жизнь детям и объясняют детям главные в жизни вещи, так Бог благословил. Родители помогают детям взрослеть, благословляя, отпускают их в самостоятельную семейную жизнь. Жизнь взрослого человека идет, как путь, к определенной цели. Не к смерти. Цель – спасение от гибели, вечная жизнь с Богом. Серафим Саровский цель человеческой жизни видел в стяжании Святого Духа Божьего. Старец Серафим родился в купеческой семье, и цель у него, казалось, вот – стяжание богатств, ненасытное потребление благ. Но преподобный выбрал иную, вечную цель и монашеский путь к ней. А праведный Алексий Мечёв шел к той же вечной цели другим путем – через семейную аскезу[5].

Бог создал мир, как дом, приспособленный для человека. На Земле благоприятный диапазон температур, кислород, съедобные растения, «интуитивно понятный интерфейс» окружающей среды. Повсюду мы можем найти следы Промысла, заботливую руку Создателя дома. В истории нашей цивилизации, нашего рода обнаруживается действие Промысла Божия.

Если жить без Бога, то жизнь становится бесцельной тратой времени, бессмысленной суетой случайно появившегося на земле человечка. Настоящее воспитание готовит детей к взрослой жизни, и обязательно – к вечной жизни.

Гармоничное развитие души и тела

Не надо из развития делать идола. Мечта о неуклонном развитии человека и человечества лопнула в XX веке. Прогресс чередуется с регрессом, бывает и застой, плато. Стоит ли развиваться ради успешной сдачи тестов, экзаменов, отчетов? При гармоничном развитии души и тела человеческая природа одухотворяется, вот ради чего развитие. Для этого надо подчинить душе тело, иерархически, тогда душа и тело слаженно взаимодействуют. И в человеке не будет внутренних конфликтов. Они гораздо разрушительнее, чем конфликты, спровоцированные внешними обстоятельствами.

Распространенная ошибка – считать душу одной из функций человеческого тела (ЦНС), то есть низводить человека до уровня животного, приравнивать разум к инстинкту. Еще разум человека часто низводят до самообучающихся нейросетей, до компьютерного процессора. Душа – это ум и эмоционально-волевая сфера. Ум постигает мир через рассуждения, через интуицию. Как у компьютеров обстоят дела с интуицией? Так же плохо, как плохо у животных с математическими вычислениями.

Христиане верят в высокое достоинство человека, оно в том, что человек – это образ Божий. Этот образ проявляется в разумности, в свободе воли, он может быть искажен, но не исчезает в человеке никогда. В образе Божием наше достоинство, а не в том, что какой-то человек занимает высокое положение в своем городе, или что у него «процессор» работает лучше, чем у других. Эту мысль о достоинстве стоит внушить ребенку, пригодится.

«Ум» в православной традиции сближается с понятием «дух», это «духовная вершина» человеческой души. Высшая деятельность ума, по мысли святых отцов, – это молитва и богомыслие. Мы молимся сами и воспитываем наших детей молитвой, есть присловье: говорите не столько с детьми о Боге, сколько – с Богом о детях. Мы духовно развиваем души детей, когда передаем им живой опыт предстояния Богу.

Мы духовно развиваем души детей, когда передаем им живой опыт предстояния Богу

Вот родители рядом с новорожденным поют «Богородице Дево», ребенок эмоционально реагирует, участвует в молитве родителей, пусть не умом (он пока не понимает). В 4 года ребенок перед сном осмысленно говорит: «Господи, благослови меня на ночь», – и родители при малыше кратко молятся. Дети постарше участвуют в семейном вечернем правиле на 10 минут. Дальше больше – богослужение домашней церкви: его можно строить, например, по молитвослову, изданному священником Михаилом Асмусом[6]. В этом молитвослове выбраны для мирян храмовые молитвы из суточного, седмичного и годового круга церковного богослужения. Молитва домашней церкви нарочно связывается с храмовым богослужением, помогает вникнуть в него, жить им ежедневно.

Когда начинается духовное воспитание? Во время беременности, когда будущая мама причащается, молится, и это чувствует малыш. Потом крестины, духовное рождение. Крестных выбираем таких, чтобы они с родителями приносили ребенка в храм на Причастие (хотя бы раз в месяц, поочередно). Если взрослый причащается вместе с ребенком, это воспитывает, да, ему приходится понести труд: пост, молитва, Исповедь. Труд «окупится». Через 14 лет, когда авторитет родителей пошатнется, крестный будет мостиком между подростком и Церковью, между подростком и его родителями. Может быть, именно крестный скажет нужные слова ребенку о пьянстве и разврате.

Важная задача – показать ребенку дорогу в церковь, протоптать ее. Объяснить, что мы приходим к Христу, а не к сотрудникам храма, которые могут и не блистать ангельским терпением. К чему это? Когда ребенок вырастет и у него будут трудности, он со своими проблемами придет к Христу в храм, а не потянется к наркотикам, не уйдет в секту неопятидесятников. Расскажем детям про суррогаты религиозности, про поддельное славянское язычество и психологические тренинги у коучей и гуру.

Бывает, родители жалуются: «Водили ребенка в церковь, всё было хорошо. Вырос, теперь его не затащишь. Что делать?» Старец Иоанн убеждал не просто водить, а приобщать детей к службе:

«Держите детей поближе к Церкви, чтобы они участвовали в пении… когда они отойдут от Церкви, то Бог за их отроческие… труды в храме обязательно вернет их назад»[7].

Мы детям постепенно объясняем, что грех отрывает человека от Бога, от Источника жизни

Тяжело родителям видеть, как дети идут ложным путем. По этому поводу старец Иоанн объяснял одной матери: вашу дочь «привлекает мир – так и быть должно, Ваша же задача – привить ей вкус к добру и научить понимать, что есть добро, а что – грех и зло. Приказом: ‟Шагом марш за мной спасаться” – ничего не сделаете»[8].

Маленькая дочь послушает маму, а подросток[9]? Мы детям постепенно объясняем, что грех – не средневековые табу, а то, что порабощает человека (страсти – это греховные зависимости), разрушает нас изнутри; грех отрывает человека от Бога, от Источника жизни.

Детское понятие о добре и зле прорисовывается к первой Исповеди. Родители деликатно помогают детям лет в 7 подготовиться к таинству Покаяния, не превращая Исповедь в рычаг манипуляции: «Скажи, что маму не слушаешься». Ребятам легче исповедаться, если они видят: когда родители неправы, они извиняются, даже перед детьми.

Что еще? Продолжаем перечисление

Научить детей думать – тоже связано с духовностью. Мыслить последовательно и осторожно – ключ к глубокому пониманию жизни, основа настоящей образованности, на этом настаивал профессор Сергей Поварнин. Последовательное размышление о жизни, без скороспелых выводов, рано или поздно приведет человека к выводу о Промысле Божьем. Настоящая образованность… ее заслоняет соблазнительная идея, что в наше время упорная учеба уже не актуальна; всё, что нужно знать, можно в момент «нагуглить», «наютубить».

Не будем обожествлять информационные ресурсы Интернета, человеческий ум и добытые им научные знания. Бог дал человеку ум как добротный инструмент. Инструмент положено оттачивать, знать, где он работает успешно, а где нет. Как вырабатывать свое мнение, обосновывать его и отстаивать[10], не поддаваться скрытым манипуляциям извне? Эту задачу решают родители для себя и помогают решить детям.

Эпоха книжности закатывается, но пока еще можно приохотить детей к полезному и вдохновляющему чтению[11]. Духовная литература, в первую очередь Новый Завет, читается не глазами и языком, не любопытствующим умом, а жизнью. Слово Божие каждый день будет сиять светом, если мы, прочтя его, постараемся применять его, не откладывая на завтра.

Мы мало задумываемся о культуре речи, будто она требуется лишь журналистам и писателям. Любому из нас нужно умение словами описывать свои мысли и эмоции, – чтобы контролировать их. Что значит контролировать свой гнев, ненависть, печаль, необоснованные страхи, нездоровую застенчивость?.. Есть еще умение – в любой ситуации находить поводы для радости и благодарения Бога. «Угрюмая жизнь не есть Божья жизнь», – подмечал святитель Феофан Затворник.

Сейчас больше говорят о мотивации, чем о силе воли (самодисциплине). Хорошо ли это? Надо научить ребенка волевым актом организовывать свое время, планировать работу и отдых на день, на неделю, на год, на 5 и 10 лет, на всю жизнь[12]. Планирование на неделю важнее, чем на день, поскольку оно охватывает все сферы жизни отдельного человека. Планировать время приходится где-то жестко, а где-то и гибко, оставляя интервалы времени на непредвиденные обстоятельства, на волю Божию, «на себя».

Надо научить ребенка справляться с противоборством ума и воли (желаний): умом мы понимаем, что для нас полезно, а желаем почему-то того, что вредно. Если идти на поводу своих желаний и строить свою жизнь на чувственных наслаждениях, то дело кончится наркоманией, например. Воля развивается через тренировку терпения (сейчас с этим проблемы), через упорное доведение намеченного дела до конца. Воля закаляется через выработку чувства меры («Мне достаточно, спасибо, больше не надо»).

Хорошо помочь ребенку в развитии эстетического вкуса. Вкус к одежде, чтобы человек носил то, что ему идет, а не навязанные модные и статусные вещи, в которых он смотрится противоестественно. Свой стиль в одежде не менее значим, чем стиль разговорной речи и культура застолья. Одежда влияет на то, как мы себя ведем. В наше время важно привить вкус к хорошим мультфильмам и кинофильмам, толковым ютуб-каналам и сайтам, к талантливой музыке и живописи.

Мы учим детей общаться с Богом в молитве и общаться с людьми в реальной жизни и в соцсетях. Соблюдая оптимальную дистанцию, сокращая ее и увеличивая, когда нужно. Одна дистанция – для родного человека и друга, другая – для приятеля, третья – для соседа, сослуживца и знакомого, четвертая – для незнакомого человека. Родители могут быть для свои детей старшими друзьями, старец Иоанн советовал одной матери «с помощью молитв научить дочь различать доброе и злое… быть ей матерью, другом, советчиком»[13].

Православная семья учит нас любви к Богу и к ближнему. Вот эту атмосферу христианской любви в семье создавать и хранить – и завещать детям. Это не абстрактные слова. «Федя, делай людям добро и не жди за это награды», – такой совет матери до глубокой старости держал в сердце хирург Ф. Углов[14].

Порой православные недооценивают телесную сторону человеческой жизни. Странно. Через тело выражается то, что происходит в душе, Сам Бог сочетал тело и душу воедино. В условиях малоподвижной городской жизни родители приобщают ребенка физической культуре (в широком смысле). Сначала по утрам – нескучная зарядка (в 40 лет спасибо скажут), здоровое питание, умение рассчитать свои силы для выполнения определенной задачи. Потом – групповые занятия в секции и более эффективные индивидуальные занятия с тренером. Например, тренировки по самбо пригодятся и для защиты от уличных преступников, и от гололеда (самостраховка помогает упасть без переломов)[15].

Приучать к необходимому труду и полноценному отдыху тяжело, потому что в воздухе пульсирует: «Расслабляйся-отрывайся!» Дальновидные родители приучают детей помогать по дому, недальновидные сдаются без боя: «Проще самому помыть тарелки, чем добиться, чтобы их нормально вымыла дочка». Сначала мы помогаем сумку маме донести, папе держим отвертку с шурупом, пока он засверливается, потом сами вешаем в родительском доме полки в нужных местах, в итоге мы помогаем пожилым родителям. Делая за детей то, что они могут делать сами (и должны делать), мы создаем условия, чтобы в старости про нас забыли.

Делая за детей то, что они могут делать сами, мы создаем условия, чтобы в старости про нас забыли

Откуда у ребенка будет адекватное представление о здоровье? Приятели тут не помогут, из рекламы по телевизору его тоже не получишь. Как не путать медицинскую помощь с оказанием/навязыванием медицинских услуг? Как не бояться вовремя прийти к врачу? Как бережливо относиться к данному Богом здоровью, не преувеличивать возможности медицины? У кого-то здоровье отменное, у кого-то здоровья немного, завидовать не надо. «Я научился быть довольным тем, что у меня есть. Умею жить и в скудости, умею жить и в изобилии… Все могу в укрепляющем меня Иисусе Христе» (Флп. 4, 11–13). Удовлетворенность жизнью, благодарение Богу за всё – продлевает наши дни на земле.

Давайте остановимся. Кто-то из читателей скажет: «Здесь слишком много перечислено, что родители передают своим детям». Вы правы, много. Постараемся сделать то, что в наших силах, и будем крепко верить, что нам поможет Бог, – и мы сделаем больше, чем могли.

Священник Павел Сержантов

5 августа 2020 г.

[1] <Прот. Владимир Правдолюбов и др.> Все вы в сердце моем, и эта любовь навечно. Воспоминания одной семьи об архимандрите Иоанне (Крестьянкине). Псково-Печерский монастырь, 2018. С. 221–222. Курсив в цитате мой – свящ. П.С.

[2] Письма архимандрита Иоанна (Крестьянкина). Псково-Печерский монастырь, 2004. С. 318.

[3] Антоний, митрополит Сурожский. Труды: Кн. третья. М., 2020. С. 572.

[4] Письма архимандрита Иоанна (Крестьянкина). Цит. изд. 321–322.

[5] «Нельзя одновременно идти монашеским путем и семейным. Цели общие – спасение, а пути к решению разные». – Письма архимандрита Иоанна (Крестьянкина). Цит. изд. С. 463.

[6] Греческий молитвослов. М., 2018. В 2020-м году из-за короновируса люди не могли прийти в храм, на сайте Московской Патриархии публиковались последования вечерни и утрени для домашнего употребления.

[7] <Прот. Владимир Правдолюбов и др.> Все вы в сердце моем... Цит. изд. С. 48.

[8] Письма архимандрита Иоанна (Крестьянкина). Цит. изд. С. 301.

[9] На тему психофизического развития ребенка и воспитания есть полезные и интересные родителям книги, например: Барложецкая Н. Ф. «Беременность и первый год жизни», «Ребенок от года до трех», «Ребенок от трех до шести», «Ребенок от семи до 12», «Подросток от 13 до 18».

[10] См. книжечку: Поварнин С. И. Искусство спора. О теории и практике спора (https://azbyka.ru/otechnik/Spravochniki/iskusstvo-spora-o-teorii-i-praktike-spora/)

[11] Жалею, что эта брошюра не попала мне в руки 30 лет назад: Поварнин С. И. Как читать книги. М., 2020.

[12] Есть книги по тайм-менеджменту, в которых не предлагается превратить человека в высокопроизводительного робота, а оставить его человеком. В них планируется работа и обязательно отдых, время на себя. Такой подход демонстрирует, например, Питер Друкер. Из книги «Если спешишь – не торопись» Лотара Зайверта можно выбрать полезные практические советы.

[13] Письма архимандрита Иоанна (Крестьянкина). Цит. изд. С. 323.

[14] Углов Ф. Г. Советы столетнего хирурга. М., 2019. С. 4.


Источник
НаверхНаверх