Чудо исцеления как Божие присутствие

Чудо исцеления как Божие присутствие

9 Сентября 2020

В повседневной речи слово «чудо» означает нечто шокирующее, преодолевающее законы природы, опровергающее логику, в которой мы живем, и открываемое нам совершенно впечатляющим образом. Мы не видели, к примеру, как воскрешают мертвого, поэтому это или что-то подобное – чудо. Или человек, который серьезно болен, которому врачи говорят, что надежды нет, внезапно выздоравливает. Это мы называем чудом. Или нам приходится иметь дело с непреодолимой финансовой проблемой, и что-то происходит совершенно неожиданным и необъяснимым образом – и проблема разрешается. Все это мы называем чудом.

Но есть другой термин; он кажется более подходящим, более выразительным, чем термин «чудо», для сознания Церкви – «знамение». Оно не облегчает нашу жизнь, но являет Бога. Я болен и выздоравливаю. Но исцеление составляет лишь малую долю «чуда»; то, что больше, что «над» чудом, – знамение, присутствие Бога в нашей жизни. Я болен, и мой ближний тоже. Внезапно он чудесным образом исцеляется. Могу ли я порадоваться за него? Я могу славить Бога, потому что, прежде всего, Он явился в жизни моего ближнего; во-вторых, потому что мой ближний исцелился; или, может быть, я все еще сожалею, что это произошло не со мной? Но важнее явление Бога в нашей жизни, чем само исцеление. Но кто из нас мог бы сказать: «Лучше быть больным, но жить, переживая Божие присутствие в моем брате, чем быть здоровым и ничего не понимать»?

Итак, знамение – это то, что подтверждает Божие присутствие в нашей жизни. Господь говорит: Род лукавый и прелюбодейный ищет знамения; и знамение не дастся ему, кроме знамения Ионы пророка (Мф. 12: 39). Другими словами, народ просит знамение, но Господь даст не знамение, которое он просит, но знамение Воскресения Его. Мы просим святых укрепить нас и исцелить, и это, конечно, неплохо.

Но, может быть, то, в чем наша душа действительно нуждается, это не возможное обольщение чудом, когда мы исцеляемся, а потом забываем Бога, но переживание Его присутствия. Это переживание и есть знамение. Таким образом, чудо хорошо не потому, что исцеляет одного, а потому, что открывает всем Бога.

Чудо хорошо не потому, что исцеляет одного, а потому, что открывает всем Бога

Иначе если бы чудо было лишь «милостью» Бога к кому-то одному, это было бы несправедливо. Господь не может исцелить одних, а к мольбам глухих остаться равнодушным. Но когда нечто чудесное случается хотя бы с одним, факт присутствия Бога, к которому приобщаются все, делает чудо и нашим личным опытом! В конечном счете, чудо – это не исцеление, потому что смерть упраздняет всякое благотворное влияние извне; чудо – это присутствие Бога. Не трагично покинуть этот мир без чуда, но уйти без знамения, не имея опыта пребывания Бога в нас, – страшно.

Жизнь дана нам не как испытание, но как возможность – возможность жить Господом. Царствие Божие начинается сейчас, а не когда мы закрываем глаза – тогда оно продолжается. «Знамение» и «чудо» – это причины для подтверждения Божия присутствия в этом мире.

Давайте же инвестировать каждый момент в Царствие Божие; давайте поймем, что процентные ставки по нему очень высоки. Настолько высоки, что в этом Царствии нет времени, нет страха, запретов, недостатков, неуверенности, вины – ничего из того, что нас тревожит в этой жизни. Это благодать свободы в Боге. Мы должны в нашей временной жизни оживлять ее внутри нас до тех пор, пока каждый из нас не сможет из временного стать вечным, из одномерно материального – духовным.

Митрополит Месогейский и Лавреотикийский Николай
Перевела с новогреческого Юлия Сазонова
По материалам сайта pemptousia.gr

7 сентября 2020 г.


Источник
НаверхНаверх