«Сама Пресвятая Богородица призывает к такой деятельности»

«Сама Пресвятая Богородица призывает к такой деятельности»

11 Декабря 2020

Здание детского приюта Братства во имя Царицы Небесной на ул. Большой Белозерской (ныне официльно ул. Воскова) - современный вид

К тем, кого сегодня принято называть «особыми» людьми, в России во все времена относились милосердно. Но одно дело – просто забота о немощных и страждущих, другое – работа с людьми, имеющими ментальные нарушения, направленная на развитие их способностей. То есть оказывается важным умение и желание видеть для этих людей какие-то социальные перспективы. Как ни странно, ничего подобного у нас в стране не было до открытия в 1894 году в Санкт-Петербурге приюта для умственно отсталых детей. Его основательница Екатерина Грачёва считается первым отечественным дефектологом. Примечательно, что толчком к основанию приюта послужило чудесное исцеление отрока Николая, брата Екатерины Константиновны, с детства страдавшего эпилепсией. Николаю явилась Сама Божия Матерь и сказала, чтобы он поехал в часовню, где хранилась Ее икона «Всех скорбящих Радость» (с грошиками). Приложившись к этой иконе, Николай исцелился. Это случилось в 1890 году, а через четыре года сестра Николая взяла на попечение первую воспитанницу – восьмилетнюю девочку с глубокой умственной отсталостью.

Екатерина ГрачёваОсенью 2020 года в Санкт-Петербурге появился просветительский проект, посвященный Екатерине Грачёвой: выпущена книга, в которую вошли исторический очерк и записи бесед Екатерины Константиновны с сестрами-нянями приюта; открыта выставка; готовится к выходу документальный фильм. Всё это осуществил Благотворительный фонд во имя святой блаженной Матроны Московской при поддержке Синодального отдела по благотворительности и социальному служению Русской Православной Церкви, соответствующего отдела Санкт-Петербургской епархии и Фонда президентских грантов.

Сотрудников и волонтеров Фонда во имя блаженной Матроны Московской можно с полным основанием считать продолжателями дела Екатерины Грачёвой. Уже несколько лет эта организация помогает детям и взрослым с ментальной инвалидностью: сюда приходят в том числе и те люди, кого из-за тяжести нарушений отказываются брать государственные реабилитационные центры.

Первый приют на Большой Белозерской улице. Здесь было явление Божьей Матери откроку Николаю Грачёву

В помещениях фонда пять мастерских – иконописная, типографская, швейная, ткацкая и керамическая, – где обучением подопечных занимаются профессионалы. Но прежде всего Фонд блаженной Матроны – это пространство для общения тех больных людей, кому порой больше просто некуда пойти.

Тут не только мастерские. Это прежде всего пространство для общения тех больных, кому больше некуда пойти

Директор фонда Надежда Арзамасцева давно вынашивала идею проекта, посвященного Екатерине Грачёвой, и признается, что сама хотела писать о ней книгу, пока не познакомилась с автором исторического очерка Татьяной Александровной Трефиловой, и выяснилось, что эта работа уже сделана. Про то, как удалось начать это большое дело, Надежда говорит просто:

– Деньги на проект мы получили благодаря президентскому гранту. До этого долгое время у нас ничего подобного не получалось. А теперь, видимо, время пришло.

Надежда Арзамасцева– Интересно ли сейчас то, что делала Екатерина Грачёва, профессионалам с практической точки зрения? Или это для них только история?

– К нам приезжали сотрудники городских реабилитационных центров, по 10 и более человек. Они смотрят нашу выставку, мы проводим для них экскурсию по центру и семинар. Только одна из всех них знала про Екатерину Константиновну и про чудо, случившееся с отроком Николаем Грачёвым.

Сотрудница одного из центров сказала как-то: «Кому мы нужны? Зачем мы это делаем?» Эти люди сначала идут в профессию по зову сердца, а потом начинают задаваться такими вопросами – например, когда оказывается, что работы ребят убираются «в стол», на них никто особенно не обращает внимания. И вот эта женщина говорит: «Ни мы, ни ребята никому не нужны. Начальству важно, чтоб мы выполняли план… А здесь есть ответ». Ведь я стараюсь этим людям дать понять, что Пресвятая Богородица Сама призывает к такой деятельности. А наш проект – рассказ о том, что была такая женщина, которая работала по зову сердца и не смущалась разными негативными моментами.

В конце книги опубликованы беседы Екатерины Константиновны с сестрами и нянями. Сейчас есть много разных методик, но в этих беседах даны основы. Она пишет с такой любовью! Читая эти тексты, окунаешься в настоящую жизнь, а не просто в формальное выполнение какой-то программы.

– Какая из методик, разработанных Екатериной Константиновной, наиболее актуальна для вашего фонда?

– Одна из основных методик касается изучения Закона Божиего. У нас в организации есть воскресная школа для «особых» детей. В свое время я столкнулась с теми же педагогическими ошибками, что и когда-то Екатерина Константиновна. А она рассказывает, как построить урок, чтобы обучать ребят эффективно, например о том, что на стене обязательно должно быть много иллюстраций, что строй урока должен быть всегда одинаковый: приветствие, потом спрашиваем, что было на предыдущем уроке, потом рассматриваем наглядные пособия, потом закрепляем пройденное, и конечно, молитва перед уроком и после.

Сестры и служители с детьми приюта. Фото: Ателье К. Буллы, 1907 г

И эта основа подходит для разных возрастных групп. Нужны четкие картинки, чтобы можно было показать: «Это Иисус, это Богородица». Это всё-таки отличается от работы с обычными маленькими детьми, не имеющими ментальных проблем. Ведь многие наши ребята с трудом улавливают сюжетные линии. Так что нужны четкие алгоритмы, многократные повторения. А если кто-то может сразу понять информацию или более развернуто ответить на вопрос, он может выступать в роли докладчика, что-то рассказать и показать сам.

Дети в лазаретном отделении приюта. Фото: Ателье К. Буллы, 1907 г

– Грачёва помогала детям с самыми разными нарушениями. У вашего фонда ведь тоже нет какой-то узкой специфики. Это принципиально?

– Мы стараемся помогать тем, кто к нам обращается. Люди приходят к нам, я им всё показываю, говорю, где они могут себя проявить. Кому нравится, остается и вписывается в нашу команду.

Столярная мастерская. Фото: Ателье К. Буллы, 1907 г

– В те времена опыт Екатерины Константиновны получил распространение?

– Приют, организованный Екатериной Константиновной, не был детским домом-интернатом в современном понимании, он был ближе к тому, что сегодня принято называть сопровождаемым проживанием. Учитывались потребности всех детей, она думала о каждом. Она же продумывала и процесс их обучения – отсюда пошли коррекционные школы. Тех, которые могли трудиться, с подросткового возраста обучали в мастерских.

Детский спектакль в приюте. Фото: Ателье К. Буллы, 1907 г

Грачёва учитывала потребности каждого, продумывала процесс обучения – отсюда пошли коррекционные школы

Потом подобные приюты стали открываться и в других городах – в Москве, в Курске, в Вятке и т.д. То есть ее опыт перенимался. Позже, уже в СССР, государственная система тоже взяла на вооружение этот опыт, но трансформировала его так, что получились нынешние ДДИ и ПНИ.

Сама же Екатерина Константиновна позже работала и в учреждении, где не было духовного сопровождения, и увидела там совсем другую картину: воспитанники ругаются, не уважают старших и так далее. Кстати, к нам тоже приходят некоторые ребята, которые привыкли, что им всё позволено, – с ними особенно тяжело.

Занятия лечебной физкультурой. Фото: Ателье К. Буллы, 1907 г

Ученики в классе со служителем-мужчиной. На стенах иллюстрации к Библии. Фото: Ателье К. Буллы, 1907 г

– Недавно вышел фильм «Тетя Катя» – про Грачеву и ее дело, снятый вашим фондом совместно с Синодальным отделом по благотворительности и социальному служению. Насколько я знаю, в нем показана не только история. Кого вы считаете продолжателями дела Екатерины Константиновны в наше время?

– Некоторые, даже не зная о Екатерине Константиновне, приходят к тому же, к чему пришла она. Например, мы снимали отца Мелитона (Присаду) в Ивановской области – его подворье «Благодать» я бы назвала одним из самых успешных проектов сопровождаемого проживания; снимали отца Феодосия Амбарцумова, центр «Умиление» в Вырице, сняли и наши мастерские. Конечно, я хотела снять и еще несколько успешных проектов, но бюджета на это уже не хватило. Например, мне хотелось бы рассказать и про отца Бориса Ершова и окормляемый им дом сопровождаемого проживания в деревне Раздолье Приозерского района, построенный Санкт-Петербургской благотворительной общественной организацией «Перспективы», уже более 20 лет помогающей детям и взрослым с тяжелыми множественными нарушениями развития.

С Надеждой Арзамасцевой
беседовал Игорь Лунев

11 декабря 2020 г.


Источник
НаверхНаверх