Лекция «Околоправославные учения». Часть 1

Лекция «Околоправославные учения». Часть 1

Храм преподобного Алексия, Человека Божия, в Садовниках 7 Апреля 2021
Представляем вашему вниманию первую часть лекции иерея Павла Сержантова, прочитанной на дистанционной встрече для сотрудников приходов Донского благочиния. Встреча была посвящена противосектантской и просветительской работе. Тема беседы — «Околоправославные учения». В беседах затронуты такие важные проблемы, как «истинно-православное» раскольничество и младостарчество — проблемы, которые особенно актуальны для верующих людей в наши дни.

Сегодня мы поговорим о тех расколах, сектах, религиозных общинах и движениях, которые внешне выглядят как Православная Церковь, но Церковью не являются.

Во-первых, это расколы и секты из «истинно-православного» движения (далее ИПД). «Истинно-Православные Церкви», греки их называют «Старостильными Церквами», зилотами. Мы встречаемся с «истинно-православными» идеями и с зилотами, порой не подозревая, что они нецерковные, не вполне православные.

ИПД возникло как апокалиптическое движение в 1920-х годах одновременно у русских и у греков. Произошла Февральская и Октябрьская революция 1917 года, Гражданская война, со стороны новых властей начались гонения на Церковь, рухнул уклад вековой жизни, православная Российская империя осталась в прошлом, у некоторых русских людей возникло ощущение, что апокалипсис начался. Доказывали, что лидер советского государства — это антихрист, выкладывали слово «Ленин» из спичек, потом эти спички чуть передвигали, и получалось 666. Одно и то же количество спичек нужно для слова «Ленин» и для 666. Делался вывод: Ленин — это зверь 666, антихрист, поэтому он гонит Церковь, происходят расстрелы архиереев, священников, монахов, мирян активных.

Действительно, Церковь переживала непростые времена. Правда, в эти времена удалось восстановить каноническое управление Русской Церковью, патриаршество, и предстоятелем стал святитель Тихон, Патриарх Московский и всея Руси. Это была очень авторитетная фигура для православных, отец, во время испытаний святитель Тихон помогал людям стоять твердо в вере. Но через несколько лет святитель Тихон преставился, и власти оказывали давление на Церковь, не давая возможности избрать нового Патриарха,.

Святитель Тихон знал заранее, что такое может быть, и назвал имена кандидатов в первоиерархи Русской Церкви, один из них— митрополит Петр (Полянский) — был посажен в тюрьму. Он должен был бы организовать избрание Патриарха, но он этого сделать не мог. Из тех архиереев, кто был назван Патриархом, оставался митрополит Сергий (Страгородский), который и взял на себя управление Русской Церковью в такой страшный момент. Влаыка Сергий — видный православный иерарх, выдающийся богослов, он был одним из крупных догматистов (написал замечательную книгу «Православное учение о спасении»), был специалистом по экклезиологии (у него есть ряд статей о Церкви).

В 1920-е гг. кто-то считал, что митрополит Сергий незаконно стал управлять Русской Церковью, особенно об этом заговорили после 1927 г., когда была опубликована «Декларация» митрополита Сергия. В декларации говорится, что мы, православные христиане, живем в советской стране, и ее радости — это наши радости, ее печали — это наши печали. Смысл ясен: с советской властью нам придется жить долго, нужно с новой властью вести переговоры. Слова о радостях и печалях страны очень были неправильно интерпретированы: будто митрополит радуется, что Церковь гонима. Нет, он радуется другому — тому, что, например, в стране удалось собрать урожай пшеницы, и голодные были накормлены.

В это время у нас формируется ИПД, для которого советская власть — это антихристова власть, любой, кто пытается вести с властями переговоры — слуга антихриста. Декларация митрополита Сергия подверглась жесточайшей критике, будто он предатель, повернул в сторону церковный корабль.

Анализ этих событий истории есть у историка, протоиерея Владислава Цыпина, он показывает, что позиция святителя Тихона Московского в последние годы его жизни совпадает с позицией митрополита Сергия. Святитель Тихон тоже понимал, что нужно вести переговоры, хотя атеистическая власть пытается выдавить Церковь в подполье из поля легального существования. Тем не менее, нужно взаимодействовать, чтобы власти ослабили и прекратили нажим на Церковь. Митрополит Сергий продолжил эту линию святителя Тихона, когда стало понятно, что в ходе Гражданской войны большевизм победить не удалось, и в этих условиях советской жизни Церкви нужно существовать. Нежелательно Церковь обрекать на нелегальное существование, это чревато… Чем?

У меня на столе лежит книжка «В поисках безгрешных катакомб» о нелегальных общинах ИПД, ее автор, историк Алексей Беглов пишет, как оппоненты митрополита Сергия искали безгрешные катакомбы, особо чистую Церковь, «Истинно-православную Церковь». Что они находили? Один раскол, другой раскол, третий, даже сектантство. Описан случай, когда община ИПД в подполье потеряла связь с епископом, со священниками, лидером общины стала женщина, которая возглавляла катакомбные богослужения. Она надрезала себе палец на ноге, выдавливала кровь, смешивала с ее водой и «причащала». Здесь не только раскол, но и сектантство налицо, потому что искажается учение и литургическая жизнь Церкви.

В 2000-х я плотно занимался сектоведением, мне доводилось беседовать с московскими «истинно-православными» радикалами: одни участники ИПД совершали православные службы и практиковали оккультизм (астрологию, целительские практики); другие приходили на «литургию», которую совершал их наставник-мирянин, как будто он священник. То есть в ИПД учение о таинствах может радикально отличаться от православного.

ИПД пытается обосновать свой уход из Вселенского Православия тем, что Вселенское Православие якобы впало в «ересь». Какую? Придумывается «ересь сергианства» («сергианство»), будто митрополит Сергий пытался с антихристовой властью договориться, сотрудничать, а с антихристом общаться нельзя, он может только заразить церковную жизнь недопустимыми для христиан вещами. В ИПД считали Ленина антихристом, когда Ленин умер, это учение забыли, решили, что антихрист впереди будет. В ИПД не признали своей ошибки, а видоизменили свое учение.

В ИПД не признали, что огромная работа, которую вел митрополит Сергий и другие иерархи увенчалась успехом — за годы Великой Отечественной войны государство смягчило политику по отношению к Церкви. Сталин провел переговоры с митрополитом Сергием, митрополитом Алексием (Симанским, будущим Патриархом). В результате переговоров вышли на свободу иерархи, священники, были возвращены Церкви храмы, избран Патриарх, восстановлено каноническое управление Церковью. Митрополит Сергий (Страгородский) — человек, который второй раз после святителя Тихона восстановил патриаршее правление в Русской Церкви. Хотя бы за этот надо его поблагодарить. Но, к сожалению, ИПД не способно увидеть все объективно. ИПД придумывает и другие ереси, в которые якобы впала Московская Патриархия, например, «ересь экуменизма».

В ХХ веке развивается экуменическое движение — это движение за христианское единство, началось оно с протестантов, в него были вовлечены отчасти и католики. Некоторые представители Православных Церквей участвовали в экуменических конференциях, совещаниях, дипломатические встречах, молились о единстве христиан. ИПД это интерпретировало как предательство Православия. Но если мы объективно посмотрим, то на этих межхристианских площадках о Православии было рассказано Западной Европе и Америке, инославные христиане узнали о Православной Церкви, с ее апостольским преемством веры и богослужебной жизнью, — вот что игнорирует ИПД. Благодаря такого рода межконфессиональным контактам, протестантские богословы стали интересоваться, что такое православие, например, Карл Фельми, он был лютеранским богословом, которому благодаря экуменическим контактам стало интересно, что такое православное догматическое богословие. Он стал это изучать, написал книжку «Введение в современное православное богословие», принял православие, служит дьяконом. То есть для кого-то из протестантов и католиков это стало дорогой в Православную Церковь.

Экуменическое движение было наиболее активно в 1960-е гг., на сегодня оно идет на спад, но по-прежнему в ИПД очень большую озабоченность встречает любое экуменическое взаимодействие. Появился миф ИПД о тайной унии: у греков в 1920-е г. произошла реформа церковного календаря, они перешли на новоюлианский стиль. «Истинно-православные» старостильники заявили, что они разоблачили тайную унию, которую греческие иерархи заключили, и вот они Рождество уже празднуют вместе с Папой римским. Увы, православные греки когда-то заключали унию с католиками — Флорентийская уния, на Кипре была уния… Но всегда уния была явной. Тайной унии не было, ИПД ее придумала: «Эта уния пока тайная, но мы уже ее разгадали, и скоро эта уния станет явной». Прошло почти 100 лет, где явная уния? Ее нет. Это придуманная уния.

К тому же, и до экуменического движения межхристианский диалог был, в XIX веке. Это тоже апокалиптическая «ересь экуменизма», 200 лет назад? Сложности в отношениях Церкви и государственных властей были и в XIX веке, и в XVIII веке, закрытие монастырей было, секуляризация, при этом с властями надо было садиться за стол переговоров. Мы видим, какие огромные сложности с турецкими властями, например, были в прошлом и есть сейчас у Константинопольского Патриархата. И это тоже апокалиптическая «ересь сергианства»?

ИПД умалчивает, что некоторые лидеры и идеологи ИПД вели переговоры с антихристиански настроенными влиятельными людьми, не смущаясь, что это «ересь сергианства»; в ИПД читали неправославную литературу и брали из нее те идеи, которые им интересны, не смущаясь, что это «экуменизм». Если это им интересно, в ИПД не брезгуют и «еретиками», и «слугами антихриста».

Вот страничка из истории: митрополит Сергий (Страгородский), возглавляя архиерейский синод Церкви после смерти святителя Тихона назначает на Петроградскую кафедру митрополита Иосифа (Петровых). Митрополит Иосиф принимает это назначение, едет в Петроград, начинает служить, но у него происходит ряд конфликтов с городскими властями. Тогда принимается решение митрополитом Сергием перевести его на другую кафедру, насколько я помню, в Ростов, но это «понижение». Такая ситуация митрополиту Иосифу неинтересна, и он ставит вопрос: «А Вы кто, митрополит Сергий, чтобы принимать такие решения?» — и остается митрополитом с титулом Петроградский. Смотрите, какая ситуация: если начальство меня повышает, я это признаю, если начальство меня смиряет, я это оспариваю и перестаю признавать начальство.

Такая позиция непризнания все время повторяется в ИПД, это искажает традиционную православную экклезиологию. В ИПД слабо себе представляют, что Церковь устроена иерархически, что отдельный архиерей должен слушаться Архиерейского собора-синода, что есть Первоиерарх, и ему надо оказывать послушание. Слушаться не только тогда, когда тебе от этого честь и почет, но и тогда, когда тебе от этого зябко и печально.

Продолжение через неделю
Источник
НаверхНаверх