Святая Ольга и двери храма, открытые для нас

Святая Ольга и двери храма, открытые для нас

24 Июля 2018
Святая Ольга и двери храма, открытые для нас

Сергей Комаров

    

Однажды, читая житие святой Ольги, мне подумалось, что в нашей современной жизни часто происходит нечто подобное тому, что и с равноапостольной случилось. А именно.

Как известно, одна из самых загадочных страниц в биографии Ольги – время и место ее крещения. Об этом есть много разных предположений, споры до сих пор не утихают. В этой истории есть деталь, которая часто остается без внимания. Деталь может быть и второстепенная, – но знаете, как часто бывает, что второстепенное определяет первостепенное.

Крещение Ольги связано с ее поездкой в Константинополь. В число спасаемых княгиня вошла или в самом Царьграде, или (что менее вероятно) после посещения его. Несомненно, Ольга пережила сильное культурное впечатление от визита во второй Рим. И, скорее всего, пиком ее потрясения был знаменитый Софийский собор. Языческие капища, которые Ольга знала на своей земле, не могли идти ни в какое сравнение с размерами и красотой Великой церкви. Небесное великолепие Софии всегда поражало человека любого вероисповедания. Об этом существует множество рассказов. Не могло оно не сразить и впечатлительное сердце Ольги.

Можно попытаться представить себе, как зашла первый раз в этот храм княгиня. Робкие, неуверенные шаги... Входит... Громада купола накрыла ее, словно небесный свод. Да это и есть целое небо – только уже небо новое, преображенное золотым светом воскресения. Таким светом залит весь храм. Он струится не только из золота купола, но и потоками льется от иконных нимбов, мозаики, от всего сверкающего убранства храма, от облачений священнослужителей. Невидимый хор из тысячи голосов наполняет все храмовое пространство. Лики святых, написанные тонкой кистью лучших мастеров Византии, смотрят, кажется, прямо в сердце. Из специальных отверстий в полу медленно поднимаются вверх клубы кадильного дыма. Кажется, что ты оказался в центре неба, и выше уже может быть только Сам Господь...

Возможно, что-то такое почувствовала Ольга, до этого всю жизнь прожившая под низкими потолками русских срубов. И, может быть, именно это впечатление и стало последним шагом в длинном духовном пути великой княгини. Стоя под широкими сводами Софии, Ольга почувствовала, что она дома. И сердце ее сделало решающий выбор – она крестилась.

Возможно, это было так. И известная летописная история ничуть не мешает такому пониманию, а даже дополняет. Идеологический и политический факторы вполне могут нанизываться на стержень личного духовного выбора. Как, например, случилось впоследствии с князем Владимиром.

А если это было так, тогда можно сказать, что Ольгино обращение было неким прототипом пути русской души к Богу. И в моей жизни поворотным моментом в духовном поиске стало посещение Никольского собора Киево-Покровского монастыря. Этот храм, построенный на средства семьи святого царя Николая – самый большой в Киеве. И, как мне до сих пор кажется, самый красивый. Когда я первый раз зашел туда, мне приоткрылся новый мир, и началась новая жизнь. Разумеется, что-то уже было передумано и прочувствовано раньше, до храма. Но именно через храм Бог поставил точку во всех сомнениях и открыл дыхание для жизни внутреннего человека.

Да что я – ведь вся Русь обрела веру благодаря храму. Разве не сказали некогда посланники князя Владимира, вернувшиеся из командировки, целью которой было сравнение разных мировых религий: «Когда мы стояли в святой Софии, не знаем, где были: на небе или на земле...» После этого свидетельства Владимир принял историческое решение крестить Русь. И впоследствии миллионы русских людей, еще не понимавшие службы, не знавшие никаких молитв, удостоверились в истинности христианства именно в чудотворной атмосфере храма.

Воистину, через храм Бог всегда говорит что-то человеку. Поэтому храм в некотором роде живой, и несет миссионерское служение. Как и пела известная некогда рок-группа:

Деревянные церкви Руси
Перекошены древние стены
Подойди и о многом спроси
В этих срубах есть сердце и вены...

Храм есть живой и важный участник русской истории, которая собственно и начиналась с храма. Возведение важнейших храмов, или же наоборот, уничтожение их – это некоторые ступени, по которым восходила в русскую жизнь та или иная эпоха. Без Софийского собора, Ильинской церкви, Успенского собора Киево-Печерской Лавры разве можно, к примеру, представить историю Киева? Без Александро-Невской Лавры историю Санкт-Петербурга? Без храма Василия Блаженного историю Москвы? Наши храмы, пережив вместе с нами тяжелую эпоху безбожия и обретя новое рождение, продолжают звать нас ко Христу и проповедовать одним своим видом. Так же, как святая София проповедовала Ольге.

Церкви нужно строить, несмотря на чье-то брюзжание о том, что «их и так много». Бесплодный брюзжатель помрет, а храм останется на века, и в нем будут проповедовать, причащать, крестить, венчать, отпевать. Храмов много быть не может, а если говорить о таком мегаполисе, как Москва, то там церкви должны быть в каждом микрорайоне. В любой шестнадцатиэтажке помещается целое село, и для всех этих людей во дворе дома должен стоять храм. А еще в храмы нужно ходить, простите за банальность. Если бы все крещенные русские люди в воскресный день встали и пошли на богослужение, мы увидели бы, что церквей надо построить в десятки раз больше. Увы, пока этого нет.

Человек, входящий в храм, становится участником и продолжателем русской истории. Истории, которая немыслима без храма; истории, которая создана Православием. Именно в продолжающуюся историю святой Руси зовет нас образ равноапостольной княгини Ольги, а вместе с ним и двери храма, открытые сегодня для всех нас.

Сергей Комаров

24 июля 2018 г.

НаверхНаверх