Святитель Иоанн Златоуст о воспитании детей

Святитель Иоанн Златоуст о воспитании детей

10 Августа 2018
Святитель Иоанн Златоуст о воспитании детей

Источник: Журнал "Покров"

    

Часто многие из отцов делают все и принимают все меры, чтобы у сына был хороший конь, великолепный дом или дорогое поместье, а о том, чтобы у него была хороша душа и благочестивое настроение, нисколько не заботятся.

Это и расстраивает всю вселенную – то, что мы нерадим о своих детях, заботимся об их богатстве, а душою их пренебрегаем, допуская крайне безумное дело. Ибо хотя бы и велики и драгоценны были богатства, но если человек не способен распоряжаться ими добродетельно, то все погибнет и исчезнет вместе с ним и причинит владельцу крайний вред; а если душа его будет благородна и любомудра, то хотя бы у него не было собрано ничего, он будет в состоянии свободно распоряжаться имуществом всех. Итак, нужно смотреть не на то, чтобы сделать детей богатыми серебром и золотом и тому подобным, но чтобы они были богаче всех благочестием, любомудрием и другими добродетелями, чтобы они не нуждались во многом, чтобы не увлекались житейскими предметами и пожеланиями. Нужно тщательно смотреть и за входами их и выходами, и за поведением и знакомствами в той уверенности, что за небрежение об этом мы не получим прощения от Бога…

Итак, не будем беспечными, зная, что дети, хорошо настроенные в отношении к Богу, будут честными и отличными и в отношении к настоящей жизни. Человека, живущего добродетельно и скромно, все уважают и почитают, хотя бы он был беднее всех; а порочного и развратного все отвращаются и ненавидят, хотя бы он владел великим богатством. И не только от других людей такой сын будет пользоваться уважением, но и для тебя – родителя – будет более любезным, представляя кроме природы еще другое не меньшее побуждение к любви – добродетель; и не только более любезным, но и более полезным для тебя, угождая тебе, услуживая, поддерживая в старости. Как неблагодарные в отношении к Богу презирают и родителей, так благоговейные пред Создателем оказывают и родителям великое почтение. Посему, чтобы тебе заслужить одобрение и от Бога и от людей, сделать для себя жизнь приятною и избавиться от будущего наказания, оказывай все попечение о сыне своем…

       

Если ты хорошо воспитаешь сына своего, то и он – своего сына, а этот – своего сына; и как бы некоторая цепь и ряд прекрасной жизни будет продолжаться навсегда, получив начало и корень от тебя и принося тебе плоды попечения о потомках. Если бы отцы тщательно воспитывали детей своих, то не нужно было бы ни законов, ни судилищ, ни наказаний, ни мучений и публичных убийств; ведый сие, яко праведнику, говорит Апостол, закон не лежит, но беззаконным (1 Тим. 1:9). Но так как мы не заботимся о них, то и подвергаем их великим бедствиям и предаем в руки палачей, и часто ввергаем в пропасть…

Все пороки происходят от нашей беспечности, от того, что мы не с самого начала и не с первого возраста руководим детей к благочестию. О том, чтобы они получили внешнее образование и поступили в военную службу, мы заботимся, тратим деньги, просим друзей и много ходим и туда и сюда; а о том, чтобы они были угодны Царю ангелов, не оказываем никакого попечения. На зрелища ходить мы часто позволяем им, а в церковь – не заставляем никогда; если же однажды или дважды дитя придет туда, то остается там напрасно, тщетно, без пользы и для забавы. Нет, не так должно быть; как посылая в училище, мы требуем от них отчета в науках, так должны мы поступать и в церковь посылая, или лучше, приводя их. Но мы не делаем ничего такого, а если кто станет увещевать к этому, тотчас происходит смех; посему и низвратилось все, и кого не наказывают родители, того наказывают внешние законы.

О пользе для детей слушания слова Божия

Никто не говори мне, что нам не нужно занимать детей слушанием слова Божия. Не только этим должно заниматься, но об этом одном и надобно бы вам заботиться. Однако ж ради немощи вашей я уже не говорю этого; я и не отвожу детей от посторонних занятий, так же как и вас не отвлекаю от общественных дел. Я считаю только справедливым, чтобы из семи дней один посвящен был общему нашему Господу. Ибо как это несообразно – рабам своим приказывать, чтобы они все время служили нам, а нам самим не уделять и малейшего времени для Господа, и притом тогда, когда наше служение не приносит Ему ничего, ибо Бог ни в чем не нуждается, и только нам же самим обращается в пользу. Когда вы водите детей на зрелища, то не находите препятствия к этому ни в науках, ни в другом чем-нибудь. А когда надобно собрать и получить какую-нибудь духовную пользу, вы это дело называете бездельным. Как же вы не прогневляете Бога, когда во всем другом упражняете своих детей и на то находите время, а занимать их делом Божиим считаете тягостным и неблаговременным для детей! Нет, не так, братие! Этот-то возраст преимущественно и нуждается в таких уроках. Возраст нежный, он скоро усвояет себе то, что ему говорят; и как печать на воске, в душе детей отпечатлевается то, что они слышат. А между тем и жизнь их тогда уже начинает склоняться или к пороку или к добродетели. Посему, если в самом начале и, так сказать, в преддверии отклонить их от порока и направить на лучший путь, то на будущее время это уже обратится им в навык и как бы в природу, и они уже не так удобно по своему произволу будут уклоняться к худшему, потому что навык будет привлекать их к делам добрым…

Невозможно, как я и прежде говорил, чтобы наслаждающиеся слушанием Божественного Писания и внимающие такому поучению отходили отсюда, не получив какого-либо истинного, великого блага… Если мы, приучая зверей к нашим словам, таким образом укрощаем их, то не гораздо ли более чрез это духовное учение мы можем исправлять людей, когда там и здесь есть великое различие и между врачевствами и между врачуемыми? Ибо и грубость в нас не такова, как в зверях: у них она зависит от природы, а у нас от произвола; да и сила слов не одинакова: там она происходит от человеческой мысли, а здесь – от силы и благодати Духа. Итак, кто отчаивается в себе самом, тот пусть помыслит об укрощенных зверях, и он никогда не впадет в отчаяние.

Не от природы вещей происходит наше смущение, а от немощи нашего духа. Если бы мы подвергались этому страданию вследствие обстоятельств, то все люди должны были бы испытывать его. Ибо все мы плывем по одному и тому же морю, на котором невозможно миновать волн и бурь. Если же есть люди, которые остаются вне бури и волнений моря, то очевидно, что бурю производят не обстоятельства, но состояние нашего духа. Следовательно, если мы настроим душу так, чтобы она все легко переносила, то не будет для нас ни бури, ни потопления, а будет всегда благоприятная тишина.

Источник: Журнал "Покров"

9 августа 2018 г.

НаверхНаверх