Не быть частью стада

Не быть частью стада

24 Сентября 2018
Не быть частью стада

Митрополит Лимасольский Афанасий

Трезвитесь, бодрствуйте, потому что противник ваш диавол ходит, как рыкающий лев, ища, кого поглотить. Противостойте ему твердою верою, зная, что такие же страдания случаются и с братьями вашими в мире (1 Пет. 5: 8–9).

Это великое благословение – возможность читать Писание, которая у нас сегодня есть, и она в известной степени восполняет наше бессилие молиться. Ведь сегодня людям трудно молиться. Смотришь: помолится человек пять минут, и ему это уже кажется чем-то великим, каким-то колоссальным подвигом. Раньше люди молились целыми часами подряд. А пять минут молитвы – это что такое? Вот читать ты можешь целый час, что-нибудь смотреть готов и того больше.

Есть одно хорошее выражение: «Оружия христианина – это чтение и молитва». Когда человек читает святоотеческие тексты, книги святых и прежде всего Евангелие, все книги, написанные по вдохновению Духа Святого, его душа крепнет. Она таким образом бодрствует и может потом противостать диаволу, который, словно рыкающий лев, ходит вокруг и ищет, кого бы проглотить.

Противостойте ему твердою верою, зная, что такие же страдания случаются и с братьями вашими в мире. Это призыв к бою. Апостол твердо говорит, чтобы мы противостали диаволу, не капитулировали, не впутывались в его игры. Диаволу не игры нужны, не недооценивайте его, говоря себе: «Да ничего в этом страшного нет, никаких проблем, всё будет хорошо!» Нет. Надо оказать ему сопротивление по всему фронту. Только так человек может воевать с сатаной – набравшись смелости в душе и противопоставив ему всего себя. Это как если бы кто-нибудь встал перед нами грудью, уперся, ни шагу назад не отступая, не шел на переговоры, не соглашался на компромиссы, но твердо нам противостоял. Такими должны быть и мы по отношению к диаволу.

Конечно, он не заявится, чтобы физически начать бороть нас; не бойтесь, что вечером, отправившись спать, увидите его. Некоторые думают, что стоит положить один поклон, как он тут же вырастет у них за спиной, готовый схватить их. Я тоже этого боялся, когда был студентом и клал по вечерам поклоны. Сказал старцу Паисию:

– Мне кажется, что он стоит у меня за спиной!

– У тебя за спиной, за спиной! – говорил он смеясь.

В конце концов зубной врач, живший подо мной, пришел в негодование. Я и не подозревал, что ему всё слышно. Полы тогда были деревянные. И вот он однажды среди ночи, ближе к часу, поднялся ко мне, позвонил в дверь и спрашивает:

– Что тут происходит? Может, у вас какие-нибудь проблемы?

– А что такое?

– Каждую ночь в это время поднимается шум: стук-стук, стук-стук! Может, у вас лопнула труба?

– Это я гимнастику делаю, чтобы не заснуть, мне ведь надо столько всего выучить! – сказал я ему.

Тогда это действительно была своего рода гимнастика.

Противостойте же ему с твердой верой. Нам надо иметь твердую веру, чтобы не опускать руки и не разнеживаться. Чтобы мы с твердой верой противостали диаволу, который будет воевать с нами, как я сказал, не один на один, не лицом к лицу, как боролся со святыми подвижниками и пустынниками, а с помощью греха. Всякий предлог ко греху, всякий призыв ко греху – это уже его предложение капитулировать, потому что он всегда готов нанести нам смертельную рану и проглотить.

Грех и есть то, что наносит нам рану. Когда мы, например, сталкиваемся с искушением и ум наш начинает колебаться, надо набраться решимости и быть категоричными. Если этого не сделать и вступить в диалог с грехом, ты сделаешь огромную ошибку: он рано или поздно обязательно положит тебя на лопатки. Если же начнешь себя оправдывать, то знай, что диавол – искуснейший адвокат, у него ведь есть вековой опыт, он боролся с гигантами духа, а с нами воевать для него – детские игрушки. Он глотает нас как конфеты. Ему незачем нас бояться.

Поэтому диалог с грехом не бывает нам на пользу. Обычно он заканчивается поражением. Если ты с первого раза и не будешь побежден, то этим диалогом показываешь, что имеется вероятность, что это всё равно произойдет. Поэтому нам надо с самого начала духовной жизни научиться быть категоричными. Как говорит Христос, если тебя соблазняет глаз – вырви его, если рука – отруби (см.: Мф. 5: 29–30).

Надо с самого начала духовной жизни научиться быть категоричными в борьбе с грехом

Конечно, мы не станем отрубать эту бедную руку или вырывать глаз: чем виноваты глаза? Не правда ли? Этим Христос хочет показать, что нам надо быть категоричными в борьбе с грехом, быть верными до смерти, а это значит иметь такую решимость, чтобы быть готовым тысячу раз умереть, «но я не согрешу, я не отступлю от этого». Это твердость в вере, и она очень важна для человека, потому что если он еще в начале будет колебаться, то многого добиться не сможет. Это будет для него трудновато. Особенно если он молод.

Хорошо, если молодой человек употребит свою молодецкую силу и решимость на то, чтобы разверзнуть пропасть между собой и грехом, отделиться от греха, чтобы его ничего не связывало с прошлым. Некоторым кажется, что это слишком трудно. Да, трудно, но спасительно. Тяжело, когда тебе удаляют ногу или руку, но если болезнь зашла далеко и другого решения нет, иначе ты погибнешь, тогда их надо удалить. Другой возможности нет, и в духовной борьбе надо обладать этой решимостью.

Этот дух проистекает из веры, твердой веры. Вы видели иконы святых, особенно подвижников и жен-мучениц, где они в одной руке держат крест, а другая у них свободна, и пальцы устремлены наверх? А иногда в ней бывает свиток. Видели? Это движение святых означает полное отвержение греха, никаких капитуляций, никаких уступок. Если человек достигнет этого, то действительно спасется.

Да, это трудно, но спасительно. Особенно когда дело касается плотских грехов, потому что человек думает, что, вступая в диалог с грехом, он из него как-нибудь выпутается и не окажется в опасности. Но так не бывает. Опыт показывает другое: на короткое время тебе это, может, и удастся, но в миг какого-нибудь затруднения и бессилия ты сорвешься, даже не поняв, как это произошло.

Поэтому хорошо, особенно молодому человеку, стоящему в начале духовного пути, стяжать эту решимость не связываться с грехом. Я имею в виду связь с грехом, а не с людьми. Виноваты не люди, виноват не ближний, а наши страсти и грехи, которые находятся в нас и превращаются в цепи, влекущие нас к смерти.

Но как обрести эту твердость? Мы говорим, что надо быть непоколебимыми, но есть ли у нас сила для этого? Как обрести эту твердую, непоколебимую веру, которую не сломить? Как? Делается это с помощью духовных оружий, которые уже мы упоминали, – чтением и молитвой, которые питают душу человека и помогают ему оставаться твердым.

Затем, если у человека появится опыт жизни в Церкви, участия в Таинствах, и, более всего, если у него есть духовные наставники или он контактирует со святыми и благоговейными людьми, то это очень важно и сильно помогает ему. Когда у одного аввы спросили, как научиться благоговению, он ответил:

Как научиться благоговению? Иди к благоговейным людям и у них научишься этому

– Иди к благоговейным людям и у них научишься благоговению[1].

Когда смотришь на подвижников, как они борются, это оказывает воздействие и на твою душу, если ты по-настоящему ищешь Бога и хочешь отринуть грех.

Мне это запомнилось по встречам со святыми людьми, такими, как старец Паисий, у него это было выражено очень сильно. Он излучал всецелую уверенность в правоте Евангелия, и тебя самого наполняло убеждение, что всё, что говорит Христос в Евангелии, – это правда. Это была та непоколебимая вера, которую святые люди излучали и передавали другим.

Ты стоял рядом – и старец Паисий передавал тебе свою уверенность, что у тебя ни с кем, кроме Бога, не может быть связи

Старец Паисий был подвижником, действительно твердым как скала. Внешне он казался хрупким, как былинка, и действительно был как былинка – слабеньким, болезненным. Он ведь иногда еле держался на ногах от бессонницы, поста и аскезы, массы разных болезней, но в духовной брани был несокрушимым как скала, ни на миллиметр не отступал и напрямик передавал тебе это чувство. Если ты стоял рядом, то говорить вообще ничего не надо было: он просто передавал тебе эту свою полную уверенность, что Бог жив и у тебя ни с кем не может быть связи, кроме Бога.

Эта категоричность исходила из самой жизни этого человека, как и из жизни всех святых. Поэтому так важно присутствие святых в Церкви – и живых, которых мы видим, и почивших тоже. Читая их жития и глядя на их борьбу, действительно поражаешься и укрепляешься в своей борьбе, такой малой в сравнении с их подвигами. А потом, глядя на плоды их борьбы, понимаешь, что их жизнь во Христе не была окаянной, она их не угнетала, а была подлинной жизнью, праздником, воскресением, не смертью, а переходом через смерть в жизнь.

Эта твердость происходит от молитвы, чтения, участия в Таинствах Церкви, которые наполняют нас уверенности в том, что Христос вселяется в нас, когда мы причащаемся Тела и Крови Христовых. Уверенности, что Бог соединяется с нами, что я и Христос – мы становимся одним целым. Христос во мне и я в Нем, говорили святые. Это единение со Христом и является источником благодати, которая укрепляет человека, чтобы он смог категорически отринуть грех, любую связь со грехом, как Христос сказал диаволу: «Отойди от Меня, сатана!» – и абсолютно отверг возможность диалога с ним (Мф. 4: 10).

Мы не ведем диалога с ним, потому что «это исключено, что ты меня убедишь сделать то, чего хочешь ты». Если ты отвергнешь этот диалог с диаволом, то с легкостью отвяжешься от него, а если не сделаешь, у тебя начнутся душевные терзания, ты будешь постоянно получать удары, и он будет играть тобой, как кошка мышью. У вас еще остались кошки? А мыши? Если когда-нибудь увидите настоящую бездомную кошку, понаблюдайте, как она играет с мышью: нет, сразу есть ее она не будет, а схватит, потом вдруг подтолкнет лапкой, та помчится стремглав, она ее опять поймает и положит на прежнее место.

Как кошка играется с мышью, так и грех поступает с нами: то оставит нас, то снова схватит. Он играется с нами, чтобы унизить нас, унизить образ Божий, обессилить нас, чтобы не могли разрушить моста между нами и ветхим человеком в нас.

Помните Содом и Гоморру? Как важна была заповедь, которую Бог дал жене Лотовой, чтобы никто не оглядывался назад. Он дал ее всем, но она, несчастная, взяла и оглянулась. Всего лишь какой-то взгляд. Как мы говорим: «Глянуть бы хоть одним глазком!» И она оглянулась, чтобы посмотреть, что там происходит позади. А Бог сказал: «Не поворачивайся назад, не смотри назад, потому что, если повернешься, превратишься в соляной столб» (см.: Быт. 19: 17). Что и произошло.

То же самое и со словами Христа: «Никто, возложивший руку свою на плуг и озирающийся назад, не благонадежен для Царствия Божия» (Лк. 9: 62). Потому что тогда ты испортишь борозду. Христос для того и был категоричным и не позволял ученикам делать плохих вещей, чтобы показать, что человеку нельзя наводить мостов ко греху, он должен их сжигать. Скрепя сердце разрубать эти оковы.

Как-то один ребенок сказал мне:

– Отче, я матерюсь.

– А почему?

– Потому что друзья так делают и говорят мне, что если не буду ругаться, я не смогу быть в их компании.

Ребенок ходит в начальную школу. И я сказал себе: «Ты посмотри, даже ребенок и тот уже призван стать исповедником». А ему ответил:

– Ты не будешь ругаться, потому что так мы призываем к себе сатану. Скажи, а если бы мы с тобой были в такой стране, где живут нехристиане, и друзья сказали бы нам, чтобы мы отреклись от Христа, мы отреклись бы?

– Нет.

– А зачем же нам тогда ругаться?

Вы видите, как ребенок – маленький человек, сознательно желающий следовать Христу, – неизбежно встает на путь исповедничества? И по-другому быть не может.

Бывают случаи, когда просто необходимо быть категоричным: «Я не могу идти туда только потому, что вы все туда ходите! Я не буду делать того, что вы все делаете! Не могу и не хочу. Вы не хотите, чтобы я был в вашей компании? Счастливо оставаться! Прощайте, я не хочу быть частью стада. Если ты меня не уважаешь как личность, то и не надо. Если не считаешь меня личностью и хочешь, чтобы я повторял за тобой всё, что ты делаешь, а иначе не признаешь меня другом, тогда мне такая дружба не нужна».

Сказать: «Нет! Я не хочу этого делать!» – или: «Я сейчас пощусь!» – уже будет исповедание веры

Хватит ли у тебя сил перенести это, остаться одному, заплатить одиночеством за то, чтобы не погубить себя, не сковать себя злой привычкой, страстью, грехом? Ведь это же исповедничество, мученичество! И завтра вы увидите, что ваши дети с малых лет будут призваны в какой-то момент исповедать свою веру. Когда все будут делать что-то, а ваш скажет: «Нет! Потому что я не хочу этого делать!» – или: «Я не хочу так говорить», – или: «Я сейчас пощусь!» – это уже будет исповедание веры.

Но как же ему это сделать, когда у него нет полной решимости и уверенности в том, что он на самом деле следует Христу? Поэтому будем говорить себе: «Я хочу следовать Христу. Я, конечно же, слаб, но хочу это сделать, хочу отсечь любую возможность возвращения назад. Сжечь мосты, по которым могу вернуться обратно, чтобы твердо оставаться таким, каким захотел и каким решил».

Зная, что такие же страдания случаются и с братьями вашими в мире.

Апостол пишет христианам, претерпевавшим гонения и мучения, что такие же страдания и гонения несут их братия во всем мире. Быть христианином означало идти на верную смерть, это означало, что у тебя нет права на жизнь в этом мире.

Хочу сказать вам еще кое о чем, что мне и сейчас приходится терпеть, после переезда в Лимасол. Когда мы в митрополии что-нибудь устраиваем, я сталкиваюсь с двумя явлениями: нам или чрезвычайно щедро помогут, или захлопнут перед нами дверь. А я не хочу ни того, ни другого, я хочу того, что нормально и законно. Хочешь подать заявку на что-нибудь, например чтобы построить какое-нибудь помещение, лагерь, всё равно, – перед тобой встает стена. Почему? Сталкиваешься с очень негативным отношением и получаешь отказ. Чиновник может месяцами держать твое заявление под сукном и нарочно его не рассматривать, куда-нибудь прятать, не возвращать его тебе. Нарочно. И ты спрашиваешь себя: ну почему? Разве мы не граждане этой страны? Может, мы люди четвертого сорта? (Кто-то сказал: «Это уже четвертый сорт, а пятого не существует».) Почему же к нам такое отношение?

Потом я говорю себе: «Окаянный ты человек. Хорошо еще, что у тебя есть свобода передвижения. А вот несколько лет тому назад в России, Болгарии, Румынии, Сербии, Албании люди даже не имели права перекреститься». Представьте себе, через какие трудности прошли эти Церкви! У них просто не было права на существование. Для них все двери были закрыты.

Таким же путем идет вся Христова Церковь, не только у нас, везде. Потому что везде есть трудности. У нас еще всё хорошо. А если бы мы жили где-нибудь в другом месте? Попробуй сейчас в Турции быть христианином! Если бы мы были там, как Вселенская Патриархия, то что бы ты там делал? А если бы мы жили в других странах, которые не являются христианскими (как будто наша страна христианская… но будем говорить, что мы христианское государство), что было бы тогда?

Бог хочет, чтобы человек, невзирая на всё, совершенствовался, проходя через эти трудности. Дела по Богу не делаются легко, но тяжело, с трудом и борьбой, потому что они многоценны. Это не какая-нибудь дешевка, которую ты покупаешь за бесценок, а потом выбрасываешь. Поэтому Церковь всегда проходила через трудности, гонения, но в итоге побеждала, даже когда, судя по-человечески, для этого не было никаких возможностей.

Митрополит Лимасольский Афанасий
Перевела с болгарского Станка Косова

Православен свят

24 сентября 2018 г.

[1] См.: Древний патерик, изложенный по главам. Гл. 11, 55 (23); Достопамятные сказания о подвижничестве святых и блаженных отцов. Об авве Пимене, 65, 73.

НаверхНаверх